Новости
13

янв

Кошка Матроска из Владивостока не будет символом Владивостока

Многие наверняка помнят историю произошедшую за несколько дней до

подробнее

22

дек

Промысловая обстановка хорошая заявил Андрей Горничных в режиме видеоконференции

Начальник Управления организации рыболовства Федерального агентства

подробнее

22

сен

Жители села Амга Примоского края до сих не получили никакой помощи после стихии

Как сообщает сайт «Новости Владивостока», север Приморского края, в

подробнее

17

сен

Дальневосточная рыба абсолютно безопасна, заявляют ученые

Зараженные воды, которые могли принести морские течения от «Фукусимы»

подробнее

17

сен

"Пиранья" поможет рыбоохране Бурятии

В ходе нового сезона охоты за браконьерами в Бурятии изъяты и

подробнее

Как сделать удавку для повешения


реальная история самоповешения

Как и обещал, по контрасту с сексуальной асфиксией - реальная история самоповешения. Неизвестный автор   Я случайно напала на это странное место в сети, прочитала внимательно все сообщения, и мне очень захотелось поведать историю своего, к счастью неудачного, самоубийства. Я вовсе не имею в виду доставить кому-то удовольствие своим рассказом, как раз наоборот. Может, мой рассказ поможет кому-нибудь отказаться от непоправимого шага. А то у вас здесь все как-то легкомысленно и забавно. На самом деле это страшно. Все, что я рассказываю, истинная правда. Хотите верьте, хотите нет.   С тех пор прошло уже пятнадцать лет. В то время мне было девятнадцать. Мне бы не хотелось говорить, почему я решила покончить с собой. Те причины теперь кажутся мелкими и смешными. Свою историю я пишу одним духом не раздумывая, потому, что, боюсь, больше у меня никогда не хватит смелости кому-нибудь ее рассказать, и поэтому простите за торопливость.   Итак, я решила повеситься.   В сарае я нашла старый отцовский ремень, по-видимому, от солдатских штанов. Он был довольно широкий и мягкий. Из таких ремней делали лямки для рюкзаков, но этот был немного уже. На одном конце ремня была пряжка. Я просунула свободный конец через пряжку и получилась петля. Она свободно затягивалась и растягивалась, так как пряжка легко скользила вверх и вниз по ремню. Я подумала, что когда повисну, то эта петля так сожмет мне шею, что будет очень больно. Вы, может быть, подумаете, вот ненормальная - собралась вешаться, а боится, чтобы было больно. Я догадывалась, что мне будет больно, но как именно, я еще не знала, но почему-то подумала, что если петля полностью замкнется вокруг моей шеи, то будет ОЧЕНЬ БОЛЬНО, а зачем, чтобы было больно, когда можно, чтобы не больно. Я взяла моток изоленты и сделала на ремне утолщение, такое, что моя голова проходила через петлю, но утолщение не позволяло петле полностью затянутся вокруг шеи.   В результате свободный конец получился очень коротким и его нельзя было бы ни к чему привязать. Пришлось в том же сарае взять кусок какой-то старой веревки. Ее я привязала к свободному концу двойным узлом. Теперь общей длины было достаточно.   Осталось только найти, где же повеситься. В доме моих родителей, где я тогда жила, ванная комната была узкая и длинная. В дальнем торце был унитаз. В дальнем левом углу вплотную к стенам - сама ванна, ближе к выходу, вплотную к ней, со стороны ее торца был высокий металлический титан для нагрева воды. Прямо из титана выходила короткая труба на конце которой был душ. Если стать рядом с титаном и посмотреть вверх, то над головой было чердачное окно, поднявшись на уровень которого можно было дотянуться рукой до наклонных деревянных балок. Кажется они называются стропила. Я принесла из кухни стул и поставив его под чердачным окном, залезла на него ногами и подняла руки. Руки не доставали до стропил. Я слезла и принесла из кухни невысокую скамеечку, поставила ее сверху на стул и снова залезла. Теперь было все в порядке. Веревку с болтающейся на конце петлей из ремня я привязала к стропилам так, что петля была на уровне моего лица. Сильно схватившись обеими руками за петлю я приподняла ноги и повисла на несколько секунд на руках проверяя, не развяжется ли что-нибудь. Ничего не развязалось.   Я снова слезла на пол, скинула тапочки и сняла носочки. Зачем? Не знаю. Мне почему-то так инстинктивно захотелось. Наверное, в подсознании был какой-то киношный штамп - женские босые ноги, болтающиеся над землей. В кинофильмах и книгах про войну, если вешали женщину, то она почему-то всегда была босиком. Затем я взяла два пояска от халатов и снова, уже в последний раз, поднялась на стул, затем еще выше на скамеечку. Стоя на скамеечке я наклонилась и одним пояском связала свои босые ноги. Потом выпрямилась и просунула петлю через голову, тщательно высвободила все волосы и узел (то есть то место, где пряжка встречалась с утолщением из изоленты) перевела назад на затылок. Держа в руках второй поясок я завела руки за спину и попыталась сама себе связать сзади руки. Толком ничего не вышло, но какой-то узел у меня все же получился - довольно слабый и свободный, но я уже на это не обращала внимания.   Вздохнув поглубже последний раз, я слегка присела до тех пор, пока петля не надавила на шею. Постояв так несколько секунд, я присела сильнее, чуть подняла ноги и потом опустила. Подняв ноги, я сразу была увлечена выпрямившейся и натянувшейся веревкой на полметра в сторону от скамейки и, когда я опустила ноги, под ними уже ничего не было. Я сразу стала медленно кружиться вокруг оси. Перед глазами проплывали то стена, то выходная дверь в другом конце комнаты, то титан в полуметре от меня. Петля вдавилась в шею, было больно, но не особенно. Пока я не испытывала удушья, у меня в глазах потихоньку темнело, побежали светлые зайчики. Голова постепенно наполнялась каким-то гулом, и я услышала, как из моего горла вырывается тоненький свистяще-шипящий звук. По всему телу распостранилась волна чего-то теплого и колючего, будто тысячи иголок впились в него. Я стала задыхаться, напрягла мышцы шеи и попробовала вдохнуть. Ничего не получилось. Мне уже было по настоящему плохо и я запаниковала. Вспомнив, что я кружусь рядом с конструкцией из стула и скамеечки, я протянула ноги в попытке достать до скамеечки и достала, но я кружилась и вместо того чтобы встать на нее ногами я столкнула ее вниз со стула и, сделав еще один оборот, я поняла, что до стула не дотянусь. Тело у меня было уже какое-то ватное, мысли путались, было очень больно, в глазах темно, а главное - нестерпимо хотелось дышать. Мои легкие расширялись внутри до боли. Я дернула руками и слабый узел на запястьях развязался. Мои руки стали свободными и я, подняв их над головой, схватилась за веревку и попыталась подтянуться - куда там. Я раздвинула руки в стороны и достала до стены. Мое кружение прекратилось. Слева был титан с трубой от душа. Протянув другую руку, я схватилась за эту трубу и повернула себя лицом к титану. Труба была на уровне моей груди и все, что я могла делать - это тянуть эту трубу на себя, а так как веревка тянула меня в другую сторону, то я оставалась висеть над тем же местом. В этот момент я уже ничего не соображала и у меня не было никаких чувств. Похоже, сознание мое начало периодически пропадать, потому что дальше воспоминания отрывочны. Помню, что все мое тело ритмично рефлекторно содрогалось, пальцы связанных босых ног скользили по гладкой поверхности титана. Сознание пропадало несколько раз. Несколько раз возвращалось и каждый раз помню только это сумасшедшее сильное рефлекторное дергание всем телом. Я не знаю, сколько времени это все продолжалось. Потом я читала, что для повешенных время кажется вечностью. Могу подтвердить, что это сущая правда. Потом я провалилась в забытье, кажется, на более длительное время. Следующие мои ощущения очень ярки. Спустя какое-то время я вдруг очнулась и обнаружила себя повешенной, с руками, дергающими трубу душа и очень удивилась. Сознание было таким кристально чистым, каким оно не часто вообще бывает. Скосив глаза налево, я увидела нашу стиральную машину, стоящую вплотную к титану с противоположной от ванны стороны. Я резко качнула ногами справа налево и, слава Богу, встала всей ступней на край крышки стиральной машины. Тут же вдохнула и чуть снова не потеряла сознание от сильного пьянящего чувства, затуманившего взор и мозги, но, растопырив руки в разные стороны и упершись ими в стены, я усилием воли зафиксировала свое положение и не сорвалась обратно вниз.   Так я стояла в одном положении несколко минут, пока не пришла в себя достаточно для того, чтобы попытаться освободиться от петли. А это оказалось непросто. Чтобы протащить петлю через подбородок, не хватало нескольких сантиметров. Немного подумав, я попробовала перевести узел с затылка наперед. С трудом, но мне это удалось. Крепко схватив веревку, натянутую передо мной вверх и слегка вперед правой рукой, левой рукой я взялась за пряжку ремня. Затем одним движением: слегка подпрыгнула, веревка ослабла, в полете левой рукой двинула пряжку от себя, стащила петлю с головы и тут же грохнулась вниз, больно ударившись пятками об пол и повалилась на спину. Ничего подобного я в нормальном состоянии не могла бы повторить ни до ни после.   Потом я долго убирала следы своей попытки повеситься. На шее были темно-фиолетовые разводы от ремня. Хорошо еще, что он был плоский и не оставил на шее ран. Мне повезло, что еще была весна и не очень тепло. Дней десять я ходила в своей водолазке с воротником под горло. Ни мои родители, ни друзья ни о чем не догадались. Никто об этом не знает и по сей день.

Вот так это выглядит в реале. Не так уж чувственно, верно?

Page 2
Классика жанра, так сказать....theatre_no wrote in 13dneyspustyaSeptember 12th, 2007

13dneyspustya.livejournal.com

VI. Затягивающиеся петли

Бегущий простой узел (рис. 82). Это самый простой узел, образующий затягивающуюся петлю. При тяге за коренной конец петля затягивается, но ее можно увеличить в размере, потянув за ходовой конец в сторону от петли. Узел можно завязать в любой части веревки. С его помощью можно затянуть мешок, связать тюк, прикрепить к чему-нибудь трос, зачалить лодку за сваю.

Рис. 82. Бегущий простой узел

Скользящая восьмерка (рис. 83). Основанный на принципе восьмерки этот узел относится к разрядунадежных,сильно затягивающихся петель. Он обладает свойством плавно и равномерно затягиваться при тяге за коренной конец.

Рис. 83. Скользящая восьмерка

Скользящая глухая петля (рис. 84). Этот простой и прочный узел может служить в повседневной жизни для затягивания различных тюков и свертков при их упаковке Вязка узла предельно проста и не требует каких-либо комментариев.

Рис. 84. Скользящая глухая петля

Бегущий булинь (рис. 85). Бегущий булинь – это то же беседочный узел с маленькой петлей, в которую пропущен коренной конец. Он основан на принципе лассо. Действует бегущий булинь безотказно. В морском деле его применяют для вылавливания плавающих бревен и топляков, им ищут и поднимают оставленные на дне адмиралтейские якоря.

Рис. 85. Бегущий булинь

Силковый узел (рис. 86). Этот узел позаимствован из незамысловатой техники птицеловов. Силки, сделанные из конского волоса или самой тонкой нейлоновой лески с помощью такого узла, действуют безотказно. Силковый узел считается одним из наиболее плавно и легко затягивающихся узлов.

Рис. 86. Силковый узел

Эшафотный узел (рис. 87). Название узла говорит о его назначении. Это один из старинных узлов, выработанных многовековой практикой смертной казни через повешение. Однако, несмотря на мрачное предназначение, его с успехом можно применять для многих других целей, например для временного крепления троса за разные предметы.

Рис. 87. Эшафотный узел

Затягивающаяся удавка (рис. 88). Как и предыдущий, этот узел так же называют эшафотным, или “висельным” узлом. Но несмотря на это, он находит и другое применение в морском деле. Его используют при временном креплении троса за плавающие в воде предметы или при накидывании и креплении троса за какой-либо предмет на берегу. Этот узел имеет преимущество даже перед таким хорошим узлом, как удавка с полуштыками (см. рис. 65), в том, что ходовой конец троса не может выскользнуть из петли, и потому затягивающаяся удавка считается надежнее.

На парусниках этим узлом крепили коренные концы марса-шкотов и марса-гитовых и других снастей в тех случаях, когда нужно было иметь эти концы готовыми к отдаче.

Чтобы завязать этот узел, трос укладывают в виде двух одинаковых по размеру петель. Обе петли обносят несколько раз ходовым концом троса, после чего этот конец пропускают в петлю, обращенную к коренной части троса, и, вытягивая крайнюю петлю, зажимают в ней. Затягивающуюся удавку всегда можно без труда развязать, если потянуть за коренную часть троса.

Этот мрачный узел можно неплохо использовать в морском деле двояким образом. Во-первых, по схеме его вязки удобно хранить в виде компактной бухты трос. Сделав этот узел без петли на ходовом конце бросательного конца, вы получите отличную легкость. Если он вам покажется недостаточно тяжелым, перед применением опустите его в воду.

Рис. 88. Затягивающаяся удавка

“Пьяный” узел (рис. 89). В этом разделе узлов имеются узлы с двумя затягивающимися петлями. Когда тянут одновременно за ходовой и коренной концы, петли затягиваются. Этот узел на Руси испокон веков назывался “пьяным”: видимо, его применяли для усмирения не в меру разгулявшихся людей, надевая петли на запястья рук за спиной и связывая концы на груди.

Рис. 89. “Пьяный” yзел

Кандальный узел (рис. 90). Он очень схож с “пьяным” узлом. Его название на английском языке обозначает “наручники”. Узел может служить для тех же целей. Несмотря на внешнее сходство, это два разных узла (см. рис. 90 и 89). Во всяком случае, не развязывая их и не вынимая концов из центральной петли, один узел превратить в другой невозможно. Некоторые моряки называют этот узел двойным топовым узлом, так как иногда он применяется аналогично топовому узлу (см. рис. 80).

Рис. 90. Кандальный узел

www.plam.ru

Повешение

Повешением называется такой вид механической асфиксии, при котором петля, наложенная на шею, затягивается под тя­жестью самого тела. Данная странгуляционная асфиксия — са­мый распространенный вид механической асфиксии, что имеет существенное значение для судебно-медицинской практики. Для правильной диагностики и оценки смерти от повешения важно тщательно изучить обстоятельства происшествия, ос­мотреть место происшествия, вещественные доказательства и исследовать труп.

При осмотре места происшествия необходимо обращать внимание на окружающую труп обстановку, его положение и позу, петлю и материал, из которого она сделана, узлы петли, положение ее на шее, закрепление неподвижного конца петли.

Окружающая труп обстановка в одних случаях может указы­вать на то, как произошло повешение. Например, стул, стоящий около трупа или лежащий на полу, какая-нибудь подставка, ко­торую покойный применял для того, чтобы можно было надеть на шею петлю, и другие приспособления иногда объясняют по­ложение трупа. В других случаях обстановка может указывать на невозможность повешения в таких условиях, в каких обнаружен труп. Например, около трупа, висящего в петле, нет предмета, с которого можно было бы достать до петли и надеть ее на шею, так как без специального приспособления петлю, учитывая ее расстояние от пола, наложить на шею невозможно. Отсутствие такого предмета может указывать на изменение обстановки уже после повешения.

Поза трупа при повешении имеет существенное значение для выяснения происшедшего. Обычно несведущие лица пред­ставляют, что повешение может произойти только при том ус­ловии, если тело человека будет висеть в петле, не касаясь по­верхности земли. На самом деле такое положение трупа наблю­дается в виде исключения. Чаще тело человека касается земли, либо каких-нибудь предметов. Повешение может произойти в положении стоя, когда повесившийся касается пола ступнями полностью или пальцами; сидя; в полусидящем положении; ле­жа; полулежа. У окружающих нередко возникает сомнение в возможности наступления смерти в виду того, что поза покой­ного допускала возможность его легкого освобождения из петли. Объясняется это тем, что сознание при повешении теряется очень быстро, тут же при затягивании шеи петлей. Большие ди­агностические трудности имеют необычные, надуманные, особо вычурные позы, указывающие на приготовление к повешению. Необычная поза повесившегося иногда заставляет предполагать наличие психического расстройства у повесившегося. Чем не­обычнее, вычурнее, надуманнее поза трупа, тем больше основа­ний предполагать, что имело место самоповешение и, возмож­но, самоповешение психически больного человека.

Материал, из которого сделана петля, также имеет большое значение. Обычно применяется тот материал, который имеется под рукой или к которому данный субъект в силу своей профес­сии имел доступ: электрошнур, проволока, марлевые бинты и т.п. Для петли нередко применяются и предметы собственного туалета: поясные ремни, шарфы, косынки, чулки и т.д. Встре­чаются петли из необычного материала, специально сделанные, сложенные из нескольких разнородных материалов. Были слу­чаи, когда для петли применялся необычный, неудобный для завязывания материал (например, трудно гнущаяся железная проволока). Применение подобного материала также может ука­зывать на самоубийство.

При осмотре петли необходимо осмотреть место ее прикреп­ления, определить длину, чтобы установить, возможно ли пове­шение человека определенного роста при такой длине петли и этом положении. Узлы петли могут иметь профессиональный характер, что в свою очередь поможет раскрыть преступление. Неподвижно прикрепленный конец петли следует осмотреть на месте, не развязывая и не снимая петли. При этом следует обра­тить внимание на направление волокон веревки в месте ее при­крепления, чтобы можно было судить о направлении натяжения петли. Иногда по направлению волокон удается определить, что веревка подтягивалась в направлении, обратном тяжести тела. Следовательно, веревка не непосредственно прикреплялась на месте, а тело подтягивалось в петле, что наблюдается при убий­стве посредством повешения.

Положение петли и ее узла на шее может быть различным. Наиболее частое, т.е. типичное, расположение петли на шее та­ково, что узел ее располагается в области затылка. При атипичном расположении петли узел располагается на боковых по­верхностях шеи или в области подбородка.

Петля бывает скользящей, когда она может свободно расши­ряться и сужаться на поверхности шеи, быть завязанной непод­вижным узлом — тогда передвижение петли невозможно. Петля с шеи должна сниматься так, чтобы узел ее остался неразвязан­ным. Для этого петля перерезается в месте, противоположном узлу, снимается с шеи, а перерезанные концы сшиваются. Если петля состоит из нескольких оборотов, то каждый оборот пере­резается в отдельности и сшивается различного цвета нитками. Это практикуется с целью исследования узла петли. Развязыва­ние петли лишает следователя возможности исследовать ее узел. Петлю помещают в полиэтиленовый пакет и упаковывают обычным способом. В случаях, когда материал петли влажный или на ней имеется невысохший след крови, петлю упаковыва­ют в бумажный пакет. Должен быть изъят также конец петли, закрепленный на опоре с неповрежденными узлами. Петля передается судебно-медицинскому эксперту, который будет прово­дить исследование трупа.

Повешение является таким видом гипоксии, при котором механизм смерти развивается наиболее типично для острого ки­слородного голодания. При повешении можно проследить все фазы развития гипоксии.

При наложении петли на шею и последующем затягивании корень языка поднимается в направлении задней стенки глотки и закрывает просвет верхних дыхательных путей, вследствие чего и развивается гипоксия. Однако нужно иметь в виду, что просвет гортани не всегда закрывается полностью.

В механизме смерти при повешении имеют место сдавление сосудисто-нервного пучка, в частности, сонных артерий, блуж­дающих нервов, давление на каротидный синус, где имеются обширные рефлексогенные зоны. Сдавление сосудисто-нервного пучка приводит к быстрой потере сознания вследствие рас­стройства и прекращения мозгового кровообращения. Быстрая потеря сознания и объясняет тот факт, что повесившийся ни­когда самостоятельно не освобождается из петли. Смерть при повешении наступает обычно через 4—5 минут после сдавления шеи от паралича дыхательного центра. Сердечная деятельность продолжается некоторое время после остановки дыхания.

У лиц, возвращенных к жизни после извлечения из петли, наблюдается ряд так называемых постстрангуляционных рас­стройств как со стороны психики, так и внутренних органов. Местные изменения в области сдавления шеи характеризуются наличием расстройств крово- и лимфообращения и воспали­тельных изменений по ходу странгуляционной борозды, которая может сохраняться несколько дней и даже 1—2 недели. Сдавле­ние шеи приводит к развитию афонии, парезу голосовых связок, расстройству глотания, застойным явлениям в малом кругу кро­вообращения. В одних случаях удается полностью вернуть чело­века к жизни. При этом могут наблюдаться явления амнезии на более или менее длительный промежуток времени, предшест­вующий повешению. В других случаях сознание не возвращает­ся, развивается быстрый отек легких, воспаление нейрогенного происхождения вследствие сдавления блуждающих нервов, и на­ступает смерть в ближайшие часы или дни. Известны случаи по­степенного, длительного выздоровления. Наблюдается и ряд других расстройств, вплоть до психических заболеваний. Возни­кающие изменения и расстройство функций обусловлены ост­рым кислородным голоданием, в частности, центральной нерв­ной системы.

При наружном осмотре трупа трупные пятна оказываются резко выраженными. Расположение их зависит от позы, в кото­рой произошло повешение, и продолжительности пребывания тела в петле. Расположение трупных пятен и отсутствие их пе­ремещения при длительном пребывании тела в петле позволяют установить позу, в которой произошло повешение. Трупные пятна резко выражены у молодых крепких субъектов. У лиц по­жилых, либо истощенных какими-либо хроническими заболева­ниями трупные пятна выражены слабо.

При осмотре естественных отверстий иногда наблюдается выделение крови или кровянистой жидкости из отверстий носа. Язык может выступать и быть ущемленным между зубами. Вы­ступающий кончик языка обычно подсыхает. В коже лица, осо­бенно век, в конъюнктивах наблюдается большое количество экхимозов. Лицо иногда бывает одутловатое, синюшное. Если труп быстро извлекли из петли, то цианоз лица частично исче­зает. Половой член, особенно при вертикальном положении, оказывается напряженным. Из отверстия мочеиспускательного канала выделяются капли семенной жидкости, которую можно обнаружить на бедре в виде засохших корочек. Отмечается и выделение кала.

Основным признаком повешения является странгуляционная борозда. Последняя представляет собой отпечаток петли на шее и нередко повторяет строение материала, из которого сделана петля. При осмотре обращают внимание на направление, харак­тер, вид, консистенцию, цвет и другие особенности странгуля­ционной борозды. По направлению различают странгуляционную борозду типичную или атипичную и соответствующие им типичную и атипичную петли. При повешении странгуляционная борозда оказывается, как правило, незамкнутой. Между ее концами имеется свободный от давления промежуток кожи в связи с тем, что концы петли поднимаются по направлению к узлу. Узел, упирающийся в кожу на некотором расстоянии от странгуляционной борозды и выше ее, иногда также оставляет на коже след, который может приниматься за знак насилия, ссадину и т.д.

Предыдущая8687888990919293949596979899100101Следующая

Дата добавления: 2014-11-29; просмотров: 1528; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЕЩЕ:

helpiks.org

1. Повешение: как это бывает и как не бывает

Повешение – причинение смерти человеку с помощью петли, которая затягивается на шее под воздействием тяжести тела, – известно с незапамятных времен. Вспомним того же Иуду Искариота. Кто первый додумался именно так лишать жизни, не известно, но способ этот до сих пор очень распространен, ибо не требует никаких сложных приспособлений и навыков. Во многих странах повешение до сих пор остается видом смертной казни.

В народе распространено сформированное опять же фильмами мнение о том, что повешение – нечто несерьезное, процесс, который легко прекратить без последствий для организма. Решил, например, кто-то повеситься, повис, а потом передумал, подтянулся на могучих руках, освободился от петли, попыхтел и дальше пошел. Или вынимают человека из петли – тот уже не дышит, его бьют по щекам, кричат «Дыши!» – и через несколько минут спасенный начинает дышать, улыбается и радуется возвращению к жизни. Ну подумаешь, повешение! Он же повисел совсем немного!

Так что же на самом деле происходит в момент повешения?

Ответ на этот вопрос начали искать очень давно. Порой настойчивость ученых удивляет. В книге Гуго Глязера «Драматическая медицина» описываются случаи изучения асфиксии с помощью самоповреждений.

«Проблемы утопления и удушения дали пищу для опытов, проводившихся другими врачами, причем они доходили до предела подобного эксперимента. В учебнике известного специалиста в области судебной медицины Эдуарда Хофмана упоминается об… опыте французского врача Николауса Миновици. Лежа в кровати, он в течение нескольких секунд сдавливал себе шейные сосуды. Сначала глаза застилало пеленой, пропадало зрение – это было сигналом, что сейчас он должен потерять сознание. Дыхание прекращалось, но оно восстанавливалось немедленно после того, как освобождались артерии на шее. Другой опыт воспроизводил незавершенное повешение. К потолку был приделан блок, через который перекидывался шнур диаметром в 5 миллиметров. На одном конце его завязывалась петля. Миновици надевал ее на шею, ложился на пол на левый бок на матрац и тянул правой рукой за свободный конец шнура, воспроизводя повешение. Даже слабое затягивание петли вызывало соответствующие явления: лицо наливалось кровью, затем становилось багрово-синим, перед глазами плыли огненные круги, появлялся шум в ушах. От «предварительных» опытов Миновици перешел к основной цели исследования; изучил на себе полный механизм повешения. Сначала он делал попытки «привыкнуть» к состоянию повешения, повторяя описанный выше прием до 6–7 раз по 4–5 секунд. После этого он приступил к прямому повешению на том же блочном приспособлении, так что тело его свободно висело на шнуре. Миновици удалось довести продолжительность опыта до 26 секунд. Однако невыносимая боль в области подъязычной кости справа, вызывавшаяся затягиванием шнура, заставила его прекратить опыты. Вот как описывал Миновици свои ощущения: «Как только ноги оторвались от опоры, веки мои судорожно сжались. Дыхательные пути были перекрыты настолько плотно, что я не мог сделать ни вдоха, ни выдоха. В ушах раздался какой-то свист, я уже не слышал голоса ассистента, натягивавшего шнур и отмечавшего по секундомеру время. В конце концов боль и недостаток воздуха заставили меня остановить опыт. Когда эксперимент был закончен и я спустился вниз, из глаз моих брызнули слезы». После опыта боли при глотании держались долее десяти дней, особенно у подъязычной кости справа. Беспрестанно мучила жажда, горло все время пересыхало. Странгуляционная борозда на шее была заметна еще неделю спустя».

Тогда, в 1905 году, Миновици связывал свои ощущения только со сдавлением дыхательных путей. Сейчас, однако, известно, что в танатогенезе повешения имеют большое значение и сдавление блуждающих нервов, и нарушение оттока крови из полости черепа за счет сжатия вен. Все это – неинтересные читателю медицинские подробности, смысл же в том, что после затягивания петли на шее человек обречен, он почти сразу теряет сознание и не может совершить самостоятельные целенаправленные действия, а смерть наступает очень быстро, в течение нескольких минут.

В судебно-медицинской литературе описаны случаи довольно быстрого извлечения пострадавшего из петли и удачных попыток запустить ему сердце. Только вот головной мозг к этому времени уже испытал необратимую гипоксию, и даже при наличии сердцебиения и дыхания такой человек находится в вегетативном состоянии, то есть превращается в «овощ», и в конце концов умирает от пневмонии или других осложнений.

Повешение в абсолютном большинстве случаев – самоубийство, очень редко несчастный случай и еще реже – убийство. В качестве орудия используются веревки, собачьи поводки, цепи, электрические провода, гитарные струны, платки и шарфы, галстуки, а обстоятельства повешения варьируют от обычных, бытовых до почти детективных.

Случилось это лет 12 назад в одном уральском городке, где я оказывал судебно-медицинскую помощь населению. Дежурили мы тогда сутками и выезжали абсолютно на все трупы независимо от места их обнаружения, возраста и т. д. Система такая вполне себя оправдывала: почти каждый месяц всплывали бытовые убийства людей, которые по сводке проходили как «скоропостижно умершие» и которых сразу везли из дома на кладбище, не вскрывая. Однажды поступил вызов в связи с повешением. Казалось бы, ничего особенного, но в данном случае покончил с собой сотрудник исправительного учреждения, коих в городке было не одно и не два. В связи с этим в состав следственно-оперативной группы вошел и начальник милиции, решивший самолично осмотреть место происшествия. Ехать пришлось довольно долго и не в само исправительное учреждение, а в лесок неподалеку. Здесь надо сделать небольшое отступление и сказать о тех, кто находит такие трупы. Всегда поражаешься, как это происходит. Казалось бы, кому надо лезть в густой кустарник? Но ведь лезут и находят! Козопасы, грибники, ягодники, просто прохожие, которые гуляют с собаками и которых за каким-то чертом потянуло именно в эти кусты. Тайное всегда становится явным. В тот раз труп нашла бабка с козой – наткнулась на висящего мужчину и позвонила в милицию. Труп висел метрах в трех от земли на веревке, свободный конец которой был привязан высоко на дереве – где именно, было не видно из-за листвы. Пикантности ситуации добавляло то, что руки у повешенного были скованы за спиной наручниками, верхней одежды на нем не было. Откомандированный на дерево оперативник доложил, что на самом верху, в развилке ветвей, аккуратной стопочкой сложена верхняя одежда умершего, там же лежит предсмертная записка, а веревка привязана к самой верхушке. То есть человек залез на дерево, привязал веревку, сделал петлю, разделся, сковал себе за спиной руки (чтобы быть уверенным в успешном завершении своего предприятия) и прыгнул вниз. До сих пор не понимаю, почему он решил именно так уйти из жизни. Зачем нужны были эти театральные манипуляции? Люди не осознают серьезности асфиксии и для того, чтобы не передумать, часто фиксируют каким-то образом положение рук. Боясь в самый ответственный момент передумать! Часто самоубийцы подкладывают под петлю какой-то мягкий материал, что якобы способно уменьшить боль от веревки.

Несчастные случаи повешения происходят или с детьми, или же со взрослыми, находящимися в состоянии алкогольного опьянения.

Москва, обычная квартира, обычная молодая семья. Ребенок, мальчик двух лет, сидел на стуле за столом и ужинал. Мама, разговаривая по телефону, вышла из комнаты на десять минут, а когда вернулась, нашла ребенка, висящим на спинке стула между вертикальными перекладинами. Видимо, ребенок каким-то образом сполз, зацепившись шеей, и освободиться уже не смог.

Молодой человек, возвращаясь домой из кафе, где отмечал какой-то праздник или просто бухал, решил срезать путь через огороды и для этого перелезть через несколько заборов. На втором заборе случился неприятный казус: не удержавшись на ногах, бедолага повис на заборе, застряв шеей между двумя штакетинами. В таком положении его и нашли утром. В крови пострадавшего обнаружили этиловый спирт в концентрации 3,4 промилле (тяжелая степень).

Очень часто, когда происходит суицид, родственники умерших не хотят верить в факт самоубийства и утверждают, что человека повесили, то есть убили. Очень распространенное заблуждение. Повесить человека, находящегося в здравом уме и трезвой памяти, без нанесения ему каких-либо других повреждений невозможно. Никто не станет молча смиренно ждать, пока его повесят. Если же человек по какой-то причине находился в момент повешения в бессознательном состоянии, то это неминуемо выявят при исследовании трупа и сделают соответствующие выводы. Кроме того, у эксперта есть свои специальные способы (о которых я, конечно, тут не буду говорить) определить, что было в данной конкретной ситуации – самоповешение или убийство.

Нельзя не упомянуть аутоэротическое повешение. Считается, что состояние асфиксии усиливает ощущения, делает их ярче и насыщеннее. Удушение используется в БДСМ обоими партнерами либо одним человеком (всегда мужчиной) при онанизме. В последнем случае, когда никого больше рядом нет, ситуация может войти из-под контроля, экспериментатор рискует увлечься, заиграться, потерять сознание и умереть. Как правило, у судмедэксперта не возникает сомнений в том, что имело место именно аутоэротическое повешение: труп или половые органы обнажены, нередко рядом находятся материалы эротического содержания или секс-игрушки (см., например, собачий ошейник с цепью на ).

Для повешения достаточно веса только одной головы, необязательно всего тела. Случаи повешения в сидячем или лежачем положении не редкость и не являются чем-то удивительным для специалистов. Мне самому много раз приходилось разговаривать с родственниками умерших и доказывать им, что речь идет о самоубийстве и никакого «криминала» нет.

Самым известным внешним признаком повешения является странгуляционная борозда на коже шеи. Такое название она получила от латинского strangulatio, удушье. Если говорить на бытовом уровне, то странгуляционная борозда – отпечаток петли, которой сдавливалась шея. Выглядеть такая борозда может совершенно по-разному: она тем выраженнее, чем жестче петля и чем резче происходило ее затягивание. Когда петля мягкая или если имело место неполное повешение (тело висело не полностью – ноги касались поверхности), борозда бледная, слабо выражена или совсем не видна. Как только не называют ее следователи при описании трупа: и «трансгуляционная», и «транспозиционная», и «странногуционная». По странгуляционной борозде судебно-медицинский эксперт может сказать. когда она образовалась – при жизни или нет, а также как происходило повешение, из какого материала изготовлена петля.

Многие неспециалисты считают, будто при самоубийствах странгуляционная борозда непременно незамкнутая (не полностью охватывает шею), а ежели она замкнутая, то это неотъемлемый признак убийства. На самом деле все зависит от материала петли, от вида повешения (полного или неполного), от положения тела (вертикального, сидячего). Я специально изучил несколько десятков актов судебно-медицинского исследования трупов самоубийц, умерших вследствие асфиксии при повешении, – так вот, более чем в 50 % случаев борозды на шее были замкнутые.

О прижизненности механической асфиксии при повешении свидетельствует не только характерная странгуляционная борозда, но и множество внутренних признаков, которые эксперт тщательно и методично выявляет, исследуя шею слой за слоем. Это и кровоизлияния в некоторые мышцы шеи, в глотке или в коже по ходу борозды, и так называемая внутренняя странгуляционная борозда, и «экхимотическая маска» (множественные точечные кровоизлияния в коже лица и шеи), и многие другие явления. С развитием науки ученым становятся известны новые симптомы: не далее как два года назад эксперты взяли на вооружение так называемый признак Тучика – Чертовских (кровоизлияние в гипофиз).

Напоследок расскажу об одном случае повешения, который запомнился мне на всю жизнь.

Приехали мы тогда на вызов в один рабочий пригородный поселок. Был хороший летний день, хотелось поскорее разобраться с вызовом и уехать домой. В комнате в частном доме на металлическом кольце, ввинченном в балку, висела девушка 18 лет. Одета она была в длинное белое платье, вокруг на кровати, полу, столе лежали цветы, а в качестве петли девушка использовала свою длинную косу. На столе лежала предсмертная, очень проникновенная записка, обращенная к родителям. Причиной самоубийства стала неразделенная любовь.

© RuTLib.com 2015-2018

rutlib2.com


Смотрите также