Новости
13

янв

Кошка Матроска из Владивостока не будет символом Владивостока

Многие наверняка помнят историю произошедшую за несколько дней до

подробнее

22

дек

Промысловая обстановка хорошая заявил Андрей Горничных в режиме видеоконференции

Начальник Управления организации рыболовства Федерального агентства

подробнее

22

сен

Жители села Амга Примоского края до сих не получили никакой помощи после стихии

Как сообщает сайт «Новости Владивостока», север Приморского края, в

подробнее

17

сен

Дальневосточная рыба абсолютно безопасна, заявляют ученые

Зараженные воды, которые могли принести морские течения от «Фукусимы»

подробнее

17

сен

"Пиранья" поможет рыбоохране Бурятии

В ходе нового сезона охоты за браконьерами в Бурятии изъяты и

подробнее

Ерш кто это


Ерш - это... Что такое Ерш?

Ёрш (лат. Gymnocephalus cernuus) — вид рыб из семейства окуневых (лат. Percidae), эталонный вид рода ёрш.

Это пресноводная рыба, обитающая в водоёмах Европы и северной Азии, вблизи дна в озёрах, запрудах, вблизи берегов рек, предпочитает песчаное дно или гравий. Длина взрослой рыбы составляет приблизительно 100 мм (10 см). Питается главным образом беспозвоночными вблизи дна, иногда питается мелкой рыбой и некоторыми растениями. За ершом в свою очередь охотятся более крупные рыбы. [1]

Распространение

Ёрш обыкновенный — наиболее распространенный из четырёх видов рода ёрш — его природный ареал включает северную и восточную часть Франции, восточную часть Англии, реки бассейна Балтийского моря, центральную и восточную Европу, а также северную Азию до бассейна реки Колымы. Во второй половине двадцатого столетия ёрш появился в нескольких водоёмах Европы за пределами своего природного ареала — озере Лох-Ломонд в Шотландии, в озерах Италии, озере Мидеван (Норвегия), в Камарге (дельта Роны, средиземноморское побережье Франции); считается, что распространению способствовало построение каналов и широкое использование ерша как наживки в спортивной ловле щуки.

К тому же, в середине восьмидесятых ХХ столетия ёрш был случайно интродуцирован, вероятно с балластной водой судов в реку Сент-Луис (США), впадающей в Верхнее озеро (система Великих озёр). Тут образовалась постоянная популяция, которая в начале девяностых распространилась на дельты некоторых других рек, впадающих в Верхнее озеро. Также ерша нашли и в озере Гурон.

Внешнее строение

Распространения ерша в Евразии

Ёрш имеет серо-зелёную с чёрными пятнами и точками спину, желтоватые бока, пузо светло-серое или белое. Спина имеет серо-зелёный окрас с чёрными пятнами и точками, бока желтоватые, пузо светло-серое или белое. Спинной и хвостовой плавники с черными точками. В целом, окрас этой рыбы зависит от окружающей среды: ёрш светлее в реках и озёрах с песчаным дном, и темнее в водоёмах, где дно илистое. Глаза мутно-розовые, иногда с синей радужкой. Обычная длина от 8-ми до 12-ти сантиметров, масса от 15-ти до 25-ти грамм. Иногда, впрочем, встречаются экземпляры длиной более 20-ти сантиметров и массой даже больше ста грамм. Большие экземпляры ерша известны из бассейна Оби, Обской губы, и некоторых уральских озёр. [2]

Исследователи выделяют несколько морфотипов ерша. Например на разных участках Днепра существуют популяции «худого» и «высокотелого» ерша. Стойкие различия строения тела наблюдаются между прибрежными и глубоководными популяциями ерша в больших водоемах. Для таких популяций характерны различия в числе лучей и колючек в спинном плавнике, числе чешуек над и под боковой линией, числе колючек на жаберных пластинках, позвонках в позвоночнике и в относительной величине головы, рыльца, глаз и плавников.

В дополнение к разным морфологическим типам, в Евразии существует также географический градиент анатомического строения ершей от меньшего значения на западе ареала (Европа) до большего значения на востоке (Сибирь), в следующих анатомических деталях: максимальная и минимальная высота тела, предорсальное и преанальное расстояние, высота первого спинного плавника, длина и высота анального плавника, и длина брюшных плавников.

Половой диморфизм у ершей не очень заметный, но появляется в нескольких анатомических характеристиках: высота тела, длина верхней половины хвостового плавника, длина грудных плавников и размер глаз — всё это больше у самцов, нежели у самок.

Генетика

Ёрш обычный имеет 2n =48 хромосом и может гибридизироваться с окунем обычным и ершом дунайским. При гибридизации ерша обычного с окунем обычным гибриды имеют промежуточные черты строения родительских форм но обычно по внешнему виду ближе к материнскому виду, нежели к отцовскому. Такие гибриды растут быстрее ерша и окуня и являются больше приспособленными к неблагоприятным значениям температуры, загрязнения воды, лучше переносят голод. При этом гибриды мужского пола стерильны(не могут давать потомство), а гибриды женского пола могут давать потомство с мужскими особями как ерша так и окуня. Гибриды ерша обычного и ерша дунайского имеют окраску и характеристики скелета, которые являются промежуточными относительно родительских видов но, что касается их размножения, достоверных сведений сейчас нет.

Способ жизни

Распространение ерша в Северной Америке

Ёрш является очень неприхотливым, обычно стайным видом и очень хорошо чувствует себя в широком спектре условий окружающей среды. Его можно найти как в пресных, так и в соленовато-водных водоёмах з показателем солёности до 10-12 °/°°; в системах озёрного и проточного типа; на глубинах от 0.25 до 85 метров; на уровне моря и в горных ареалах и от олиготрофных до эвтрофных вод; критические значения температуры воды для выживания ерша — это 0-2°С и 34.5 °C. И, несмотря на такой широкий спектр приемлемых условий, в целом могут быть выделены три основные черты мест обитания этого вида. Идеальными условиями для этой рыбы являются тихие водоёмы с мягким дном, не укрытым водяной растительностью; обычно плотность популяции ерша растет вместе с ростом показателя эвтрофикации. Мягкодонные участки более привлекательны для ерша с учётом того, что преимущественное большинство объектов его питания водится именно в таких местах, а также потому, что такие участки обычно ассоциированы с относительно глубокими и затенёнными частями водоёма — так как все виды рода Ёрш имеют физиологические адаптации, способствующие приспособлению к жизни в условиях малого количества света.

В отличие от остальных представителей семейства окуневых, плотность популяции которых является максимальной при средних показателях эвтрофикации водоёма (в мезевтрофных условиях), ёрш достигает максимума численности в эвтрофных и гиперевтрофных условиях; численность ерша растет при поступлении минеральных и органических удобрений антропогенного происхождения вплоть до таких их значений, которых практически никакие другие виды рыб не выдерживают.

Для объяснения позитивной корреляции между уровнем эвтрофикации водоёма и численностью ерша существуют четыре основные гипотезы.

1. Питание ерша проходит более эффективно в условиях слабого освещения, которые присущи ситуации вспышки численности водорослей, спровоцированной эвтрофикацией водоёма.

2. Количество и разнообразие бентосных организмов, которые являются основной пищевой базой ерша, может повышаться (особенно, что касается мелких видов) в ответ на повышение поступления органических веществ с седиментами, число которых растёт при эвтрофикации.

3. Повышение биопродуктивности водоёма в начале процесса эвтрофикации может уменьшать нагрузку хищников на популяцию ерша за счёт частичной переориентации их на другие виды, а при достижении гиперэвтрофных условий благодаря уменьшению популяции хищников, вызванному токсичным влиянием эвтрофицирующих веществ.

4. И, наконец, ёрш может физиологически быть приспособленным к гиперэвтрофным условиям лучше других видов.

Размножение

Половой зрелости ёрш обычно достигает в возрасте 2-3 лет, при размерах тела около 11-12 сантиметров; в некоторых водоёмах ерши могут начать размножаться и в возрасте одного года, что исследователи объясняют приливом тёплой, в основном, воды или высоким уровнем смертности на ранних стадиях жизни в данной популяции.

Икру этот вид откладывает на очень широкий спектр субстратов на глубине 3 метра и меньше, при этом её не охраняя. Нерест происходит с середины апреля по июнь, в довольно широком диапазоне температур — известны случаи нереста как при 6 °C, так и при 18 °C. Интервал значений рН, при которых икра ерша может нормально развиваться, является одним из наибольших среди рыб, для которых известен данный параметр, и лежит между значениями 6.5 и 10.5.

Ёрш может откладывать 2-3 кладки икры во время одного акта нереста; количество икринок зависит от размеров самки и содержит от 10 до 200 тысяч штук. Диаметр икринок также зависит от размеров самки и находится в интервале 0.34-1.3 мм, при этом икринки первой кладки всегда больше и желтее по сравнению со второй и третьей. Развитие икры длится 5-12 суток при температуре от 10 до 15 °C.

В некоторых популяциях у ерша регистрировались случаи гермафродитизма. Например, в Финском заливе Балтийского моря в гонадах (половых железах) приблизительно 25 % всех обследованных ершей содержались как сперматозоиды, так и яйцеклетки; при этом 85 % этих рыб имели гонады «мужского» типа. Около половины этих гермафродитов функционировали как нормальные самцы, для другой половины, представители которой функционировали как самки, плодовитость находилась в разбросе от нормальных значений до полной стерильности, и лишь 2 % гермафродитов могли функционировать попеременно и как самцы, и как самки. Наличие большого количества таких «транссексуальных» рыб, тем не менее, не меняло значения продуктивности данной популяции по сравнению с другими.

Жизненный цикл

В большинстве случаев исследователи определяют возраст ерша количеством наростов на чешуе; также иногда как индикатор возраста используется количество шаров в отолитах. Самки ерша могут доживают, максимум, до 11 лет, а самцы в основном не переживают семи лет; при этом в природных популяциях до 93 % составляют рыбы возрастом от 1 до 3 лет.

В начале жизни мальки ерша питаются преимущественно коловратками и личинками копепод; для ершей длиной более 1 см основным пищевым ресурсом становятся циклопы, личинки хирономид и ветвистоусые рачки. Наиболее потребляемыми родами хирономид являются Chironomus (особенно вид Chironomus plumosus) и Procladius. Со временем, по мере роста, доля хирономид в рационе ерша уменьшается. Основной пищевой ресурс взрослого ерша — разнообразные (в основном бентосные) черви, мелкие ракообразные и пиявки. Ерши, выловленные в соленоватоводных водоёмах или на больших глубинах (30 метров та более), также оказались активными потребителями макроскопических ракообразных — таких, как Pallasea quadrispinosa, Pontoporeia affinis, Mysis relicta, Neomysis integer, Diaporeia affinis и Gammarus spp. Ерши активно питаются на протяжении всего года, хотя поздней осенью и зимой не в таких объёмах, как летом. Главным органом чувств, который использует ёрш при поиске добычи, является боковая линия. При этом даже ослеплённый ёрш может находить недвижимую добычу, ориентируясь исключительно благодаря этому органу чувств. Тем не менее, при питании в течение светлой части суток ёрш также активно использует и зрение.

Основными пищевыми конкурентами ерша в Европе и Азии являются другие рыбы-бентофаги, такие как лещ, чебак, большая плотва, осетровые, корюшка, окунь, угорь и т. д. Наиболее жёсткая межвидовая конкуренция происходит между ершом и окунем, потому что объекты питания молодого окуня и ерша практически полностью идентичны. Из-за того, что у ерша существует и внутривидовая конкуренция за пищевые ресурсы существуют опасения , что при увеличении численности популяции ерша темпы роста рыб в ней значительно снижаются.

Природные враги ерша, которые могут поедать большое количество особей, это судак, щука, большой окунь; также в небольшом количестве ершей уничтожают налим, угорь, сом и лососи. Изредка наблюдались случаи каннибализма.

Кроме того, ершей активно ловят бакланы, разные виды цапель.

Примечания

  1. ↑ Zadorozhnaya, Y. A. 1978. The seasonal and diurnal dynamics of the feeding of the white bream, Blicca bjoerkna, from Mozhaysk Reservoir. Journal of Ichthyology 18:765-775.
  2. ↑ Floranimal.ru

Источники

  • Ёрш на floranimal.ru
  • Ёрш на fish-news.teia.org

Литература

  • Adams, C. E. 1991. Shift in pike, Esox lucius L., predation pressure following the introduction of ruffe, Gymnocephalus cernuus (L.) to Loch Lomond. Journal of Fish Biology 38:663-667.
  • Adams, C. E., and R. Tippett. 1991. Powan, Coregonus lavaretus (L.), ova predation by newly introduced ruffe, Gymnocephalus cernuus (L.), in Loch Lomond, Scotland. Aquaculture and Fisheries Management 22:239-246.
  • Ahlbert, I. B. 1970. The organization of the cone cells in the retinae of four teleosts with different feeding habits (Perca fluviatilis L., Lucioperca lucioperca L, Acerina cernua L and Coregonus albula L). Arkiv for Zoologi 22(11):445-481.
  • Alarotu, H. 1944. Untersuchungen uber die an fischen in Finnland lebenden monogenetischen trematoden. Acta Zoologica Fennica 43:5-52. [In German]
  • Aleksandrova, A. I. 1974. A morphological and ecological description of the ruffe (Acerina cernua) of the middle reaches of the Dnieper. Journal of Ichthyology 14:53-59.
  • Ali, M. A., and M. Anctil. 1968. Correlation entre la structure retinienne et l'habitat chez Stizostedion vitreum vitreum et S. canadense. Journal of the Fisheries Research Board of Canada 25:2001-2003. [in French with English summary]
  • Ali, M. A., R. A. Ryder, and M. Anctil. 1977. Photoreceptors and visual pigments as related to behavioural responses and preferred habitats of perches (Perca spp.) and pikeperches (Stizostedion spp.). Journal of the Fisheries Research Board of Canada 34:1475-1480.
  • Anttila, R. 1973. Effects of sewage on the fish fauna in the Helsinki area. Oikos Supplementum 15:226-229.
  • Appelberg, M. 1990. Population regulation of the crayfish Astacus astacus L. after liming an oligotrophic, low-alkaline forest lake. Limnologica 20:319-327.
  • Bagge, P., and L. Hakkari. 1982. The food and parasites of fish in some deep basins of northern L. Paijanne. Hydrobiologia 86:61-65.
  • Bagge, P., and L. Hakkari. 1985. Fish fauna of stony shores of Lake Saimaa (Southeastern Finland) before and during the floods (1980-82). Aqua Fennica 15:237-244.
  • Bakanov, A.I., V. I. Kiyashko, M. M. Smetanin, and A. S. Strel'nikov. 1987. Factors affecting fish growth. Journal of Ichthyology 27(5):124-132.
  • Balagurova, M. V. 1963. The biological basis for rational regulation of fishery on Syam group lakes, Karelya. Academy of Science Press, Moscow-Leningrad. 88 pp.
  • Balon, E. K., W. T. Momot, and H. A. Regier. 1977. Reproductive guilds of percids: results of the paleological history and ecological succession. Journal of the Fisheries Research Board of Canada 34:1910-1921.
  • Bast, H., H. Winkler, and W. Hahn. 1983. Remarks on the biology and importance of the porcupine fish (Gymnocephalus cernua) in the chain of shallow waters. Fischerei Forschung 21(4):34-38. [In German]
  • Bastl, I. 1988. On the reproduction biology of three Gymnocephalus species (Pisces: Percae). Prace Ustavu Rybar. Hydrobiol 6:9-31.
  • Lindesjoo, E., and J. Thulin. 1990. Fin erosion of perch Perca fluviatilis and ruffe Gymnocephalus cernua in a pulp mill effluent area. Diseases of Aquatic Organisms 8:119-126.
  • Logvinenko, B. M., O. P. Kodolova, and I. B. Polyanskaya. 1983. Polymorphism of nonspecific esterases of ruffe, Gymnocephalus cernua (Percidae). Journal of Ichthyology 23:165-168.
  • Maitland, P. S. 1977. The Hamlyn guide to freshwater fishes of Britain and Europe. Hamlyn Publishing Group, Ltd. London. 256 pp.
  • Maitland, P. S. 1990. Biology of fresh waters, 2nd ed. Blackie and Son, Ltd. 276 pp.
  • Maitland, P. S., and K. East. 1989. An increase in numbers of ruffe, Gymnocephalus cernua, in a Scottish loch from 1982 to 1987. Aquaculture and Fisheries Management 20:227-228.
  • Maitland, P. S., K. East, and K. H. Morris. 1983. Ruffe Gymnocephalus cernua, new to Scotland, in Loch Lomond. Scottish Naturalist 1983:7-9.
  • Marshall, T. R. 1977. Morphological, physiological, and ethological differences between walleye (Stizostedion vitreum vitreum) and pikeperch (S. lucioperca). Journal of the Fisheries Research Board of Canada. 34: 1515-1523.
  • Matkovskiy, A. K. 1987. On the methods of analysis of data on feeding of predatory fishes: Regression analysis between fragments of prey organisms and their body length (for the fishes of the Middle Ob'). Journal of Ichthyology 27:113-117.
  • Mattila, J. 1992. The effect of habitat complexity on predation efficiency of perch Perca fluviatilis L. and ruffe Gymnocephalus cernuus (L.). Journal of Experimental Marine Biology and Ecology ??:55-67.
  • Mattila, J., and E. Bonsdorff. 1989. The impact of fish predation on shallow soft bottoms in brackish waters (SW Finland); An experimental study. Netherlands Journal of Sea Research 23:69-81.
  • Mayr, B., M. Kalat, and M. Lambrou. 1987. Band karyotypes and specific types of heterochromatins in several species of European percid fishes. Genetica. 75:199-205.
  • Mikkola, H., H. Oksman, and P. Shemeikka. 1979. Experimental study of mortality in vendace and whitefish eggs through predation by bottom fauna and fish. Aqua Fennica 9:68-72.
  • Mills, C. A., and A. Eloranta. 1985. The biology of Phoxinus phoxinus and other littoral zone fishes in Lake Konnevesi, central Finland. Ann. Zool. Fennici 22:1-12.
  • Moller, H., K. Anders, M. Fiedler, G. Costa, B. Dieckwisch, S. Klatt, H. Luchtenberg, C. Pohl, K. Ronnau, S. Schroder, and M. Voigt. 1988. Fischbestande und fischkrankheiten in der Unter-Elbe 1984-1986. Kiel: Moller 1988. 344 pp. [In German] [not in Biolib]
  • Nagiec, M. 1977. Pikeperch (Stizostedion lucioperca) in its natural habitats in Poland. Journal of the Fisheries Research Board of Canada. 34:1581-1585.
  • Nagy, S. 1988. Summer diet of dominant fish species in the Zofin Branch of the Danube. Prace Ustavu Rybarstva a Hydrobiologie 6:59-79.
  • Neja, Z. 1988. On some problems of reproduction of ruffe, Gymnocephalus cernuus (L., 1758) in the Lake Dabie. Acta Ichthyologica et Piscatoria 18:33-50.
  • Neuhaus, E. 1934. Studien uber das Stettiner Haff und seine Nebengewasser. 3. Untersuchungen uber den Zander. Z. Fisch. Deren Hilfswiss. 32:599-634. [In German] [not in Biolib]
  • Neuman, E. 1979. Catch-temperature relationship in fish species in a brackish heated effluent. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 58:88-106.
  • Neuman, E., and P. Karas. 1988. Effects of pulp mill effluent on a Baltic coastal fish community. Water Science and Technology 20(2):95-106.
  • Nilsson, N. 1979. Food and habitat of the fish community of the offshore region of Lake Vanern, Sweden. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 58:126-139.
  • Nilsson, N. 1985. The niche concept and the introduction of exotics. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 62:128-135.
  • Nygren, A, P. Edlund, U. Hirsch, and L. Ahsgren. 1968. Cytological studies in perch (Perca fluviatilis L.), pike (Esox lucius L.), pike-perch (Lucioperca lucioperca L.), and ruffe (Acerina cernua L.). Hereditas 59:518-525.
  • Nyman, O.L. 1975. Allelic selection in a fish (Gymnocephalus cernua (L.)) subjected to hotwater effluents. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 54:75-82.
  • Opalatenko, L. K. 1967. Percids of the Upper Dniester. Vestn. zool. 2:???-???.
  • Page, L. M. 1985. Evolution and reproductive behaviors in percid fishes. Illinois Natural History Survey Bulletin. 3:275-295.
  • Pavlovskiy, S. A., and O. P. Sterligova. 1986. Predation of ruffe, Gymnocephalus cernuus, and benthic invertebrates on the eggs of Lake Syam whitefish, Coregonus lavaretus pallasi. Journal of Ichthyology 26:80-86.
  • Peirson, G., M. Cryer, I. J. Winfield, and C. R. Townsend. 1986. The impact of reduced nutrient loading on the fish community of a small isolated lake, Alderfen Broad. Proceedings of the 4th British Freshwater Fisheries Converence. 4:167-175.
  • Persson, L., and L. Greenberg. 1990a. Juvenile competitive bottlenecks: the perch (Perca fluviatilis)-roach (Rutilis rutilis) interaction. Ecology 71:44-56.
  • Persson, L., and L. Greenberg. 1990b. Interspecific and intraspecific size class competition affecting resource use and growth of perch, Perca fluviatilis. Oikos 59:97-106.
  • Persson, L., S. Diehl, L. Johansson, G. Anderson, and S. F. Hamrin. 1991. Shifts in fish communities along the productivity gradient of temperate lakes - patterns and the importance of size-structured interactions. Journal of Fish Biology. 38:281-293.
  • Pervozvanskiy, V. Y., and V. F. Bugayev. 1992. Notes on the ecology of the northern pike, Esox lucius, from the Keret' River (White Sea basin). Journal of Ichthyology 32(4):116-126.
  • Peters, H., A. Kohler, and H. Kranz. 1987. Liver pathology in fishes from the lower Elbe as a consequence of pollution. Diseases of Aquatic Organisms 2:87-97.
  • Pethon, P. 1980. Variations in the fish community of the Øra estuary, SE Norway, with emphasis on the freshwater fishes. Fauna norv. Ser A1:5-14.
  • Petlina, A. P. 1967. Biology of the ruffe from Western Siberia. Author's abstract of candidature thesis. Tomsk Univ. Press.
  • Petrushevski, G. K., and S. S. Shulman. 1961. The parasitic diseases of fishes in the natural waters of the U.S.S.R. pp. ???-??? in V. A. Dogiel, G. K. Petrushevski, and Y. I. Polyanski. Parasitology of Fishes.
  • Pihu, E., and A. Maemets. 1982. The management of fisheries in Lake Vortsjarv. Hydrobiologia 86:207-210.
  • Pihu, E. H., and E. R. Pihu. 1974. The food of main predacious fish of Pskov-Chudskoy Lake. Izv. Gos. Nauchno Issled. Inst. Ozern. Rechn. Rybn. Khoz. 83:136-143.
  • Pitcher, T. J., and J. R. Turner. 1986. Danger at dawn: experimental support of the twilight hypothesis in shoaling minnows. Journal of Fish Biology 29A:59-70.
  • Pokrovskii, V. V. 1961 Basic environmental factors determining the abundance of whitefish. Trudy Soveshchanii 13:228-234.
  • Popova, O. A., and L. A. Sytina. 1977. Food and feeding relations of Eurasian perch (Perca fluviatilis) and pikeperch (Stizostedion lucioperca) in various waters of the USSR. Journal of the Fisheries Research Board of Canada 34:1559-1570.
  • Pratt, D. 1988. Distribution and population status of the ruffe in the St. Louis estuary and Lake Superior. Great Lakes Fishery Commission, Lake Superior Committee. ?? pp.
  • Rab, P. P. Roth, and B. Mayr. 1987. Karyotype study of eight species of European percid fishes (Pisces, Percidae). Caryologica 40:307-318.
  • Rundberg, H. 1977. Trends in harvests of pikeperch (Stizostedion lucioperca), Eurasian perch (Perca fluviatilis), and northern pike (Esox lucius) and associated environmental changes in Lakes Malaren and Hjalmaren, 1914-1974. Journal of the Fisheries Research Board of Canada. 34:1720-1724.
  • Ryder, R. A., and S. R. Kerr. 1978. The adult walleye in the percid community -- A niche definition based on feeding behaviour and food specificity. American Fisheries Society Special Publication 11:39-51.
  • Salojarvi, K., and P. Ekholm. 1990. Predicting the efficiency of whitefish (Coregonus lavaretus L. s.l.) stocking from pre-stocking catch statistics. pp. 112-126. in W. L. T. van Densen, B. Steinmetz, and R. H. Hughes [eds.]. Management of freshwater fisheries. Centre for Agricultural Publishing and Documentation. Wageningen, Netherlands.
  • Samokhvalova, L. K. 1982. Osobennosti pitaniya sudaka v kurshskom zalive Baltijskogo Morya v osennij period. pp. 67-74. In Pitanie I pishchevye otnosheniya ryb I bespozvonochnykh Atlantis-cheskogo Okeana. Atlantniro. Kaliningrad.
  • Sanchez Sanjose, B. 1984. Further contribution to the growth of the ruffe, Acerina cernua (Pisces: Perciformes). Vestn. cs. Spolec. zool. 48:215-222.
  • Sandlund, O. T., T. F. Naesje, L. Klyke, and T. Lindem. 1985. The vertical distribution of fish species in Lake Mjosa, Norway as shown by gillnet catches and echo sounder. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 62:136-149.
  • Selgeby, J. H., and D. H. Ogle. 1991. Trophic relations of ruffe and the status of ongoing research in the St. Louis River Estuary, Lake Superior, 1990. Great Lakes Fishery Commission, Lake Superior Committee. 15 pp.
  • Selgeby, J. H., and D. H. Ogle. 1992. Trophic relations of ruffe and the status of ongoing research in the St. Louis River Estuary, Lake Superior, 1991. Great Lakes Fishery Commission, Lake Superior Committee. 10 pp.
  • Shamardina, I. P. 1967. Feeding of some fishes in Lake Glubokoe. Voprosy Ikhtiologii 7:1041-1053. [In Russian].
  • Shilenkova, A. K. 1962. Some data on the systematics and biology of the ruffe of Lake Bol'shoy Dzhalangash. Uch. zap. Karagandinsk. ped. inst., 111(2):???-???. [In Russian].
  • Shmidtov, A. I., and V. V. Varfolomeyev. 1952. The importance of the ruffe in the fish industry and its morphobiological characteristics in the Lower Kama and the Middle Volga. Uch. zap. Karazansk. gos. univ., 112(7):???-???. [In Russian].
  • Simon, T. P., and J. T. Vondruska. 1991. Larval identification of the ruffe, Gymnocephalus cernuus in the St. Louis River Estuary, Lake Superior drainage basin, Minnesota. Canadian Journal of Zoology 69:436-442.
  • Slade, J., and K. Kindt. 1992. Surveillance for ruffe in the upper Great Lakes, 1992. Completion report. USFWS- Fishery Resources Office, Ashland Wisconsin. 8 pp.
  • Swennen, C., H. J. L. Heessen, and A. W. M. Hocker. 1979. Occurrence and biology of the trematodes Cotylurus (Ichthyocotylurus) erraticus, C. (I.) variegatus and C. (I.) platycephalus (Digenea: Strigeidae) in the Netherlands. Netherlands Journal of Sea Research 13:61-191.
  • Swenson, W. A. 1977. Food consumption of walleye (Stizostedion vitreum vitreum) in relations to food availability and physical conditions in Lake of the Woods, Minnesota, Shagawa Lake, and western Lake Superior. Journal of the Fisheries Research Board of Canada 34:1643-1654.
  • Szabo, A., J. Nemcsok, P. Kasa, and D. Budai. 1991. Comparative study of acetylcholine synthesis in organs of freshwater teleosts. Fish Physiology and Biochemistry 9:93-99.
  • Talhelm, D. R. 1988. Economics of Great Lakes fisheries: a 1985 assessment. Technical report 54. Great Lakes Fishery Commission.
  • Taylor, J. N., W. R. Courtenay Jr., and J. A. McCann. 1984. Known impacts of exotic fishes in the continental United States. pp. 322-373. In Courtenay, W. R., Jr., and J. R. Stauffer, Jr. [eds.] Distribution, biology, and management of exotic species. John Hopkins University Press. Baltimore, MD.
  • Thomas, K., and F. Ollevier. 1992. Paratenic hosts of the swimbladder nematode Anguillicola crassus. Diseases of Aquatic Organisms 13:165-174.
  • Thulin, J., J. Hoglund, and E. Lindesjoo. 1988. Diseases and parasites of fish in a bleached kraft mill effluent. Water Science and Technology 20(2):179-180.
  • Titova, V. F. 1973. The Syamozero whitefish. Petrozavodsk, Karelia. 97 pp. [In Russian]
  • Titova, V. F., and O. P. Sterligova. 1977. Ichthyofauna. pp. 125-185 In Syamozero and prospects of its utilization in fish farming. [In Russian]
  • Travkina, G. L. 1971. Use of quantitative assessment to characterize the state of fish ovaries. Journal of Ichthyology 11:120-123.
  • Valtonen, E. T., M. Prost, and R. Rahkonen. 1990. Seasonality of two gill monogeneans from two freshwater fish from an oligotrophic lake in Northeast Finland. International Journal for Parasitology 20:101-107.
  • Van Densen, W. L. T., W. G. Cazemier, W. Dekker, and H. G. J. Oudelaar. 1990. Management of the fish stocks in Lake IJssel, The Netherlands. pp. 313-327. in W. L. T. van Densen, B. Steinmetz, and R. H. Hughes [eds.]. Management of freshwater fisheries. Centre for Agricultural Publishing and Documentation. Wageningen, Netherlands.
  • Van Dobben, W. H. 1952. The food of the cormorant in the Netherlands. Ardea 40:1-63.
  • Van Netten, S. M. 1991. Hydrodynamics of the excitation of the cupula in the fish canal lateral line. Journal of the Acoustical Society of America 89:310-319.
  • Vollestad, L. A. 1986. Habitat use, growth, and feeding of pike (Esox lucius L.) in four Norwegian lakes. Archiv fur Hydrobiologie 108:107-117.
  • Von Bekesy, G. 1967. Some similarities in sensory perception of fish and man. pp. 417-435. in P. Cahn [editor]. Lateral Line Detectors. Indiana University Press.
  • Webb, P. W., and J. M. Skadsen. 1980. Strike tactics of Esox. Canadian Journal of Zoology 58:1462-1469.
  • Weissenberg, R. 1965. Fifty years of research on the lymphocystis virus disease of fishes (1914-1964). Annals of the New York Academy of Science. 126:362-374.
  • Winfield, I. J. 1992. Threats to the lake fish communities of the U.K. arising from eutrophication and species introductions. Netherlands Journal of Zoology 42:233-242.
  • Witkowski, A. and M. Kolacz. 1990. Geographic and ecological variability of Gymnocephalus cernuus from Poland. Fragmenta Faunistica (Warsaw). 33:149-178. [In Polish, with Enlish and Russian summaries].
  • Wootten, R. 1974. The spatial distribution of Dactylogyrus amphibothrium on the gills of ruffe Gymnocephalus cernua and it relation to the relative amounts of water passing over the parts of the gills. Journal of Helminthology 48:167-174.
  • Wubbels, R. J. 1991. Phase reversal in the lateral line of the ruff (Acerina cernua) as cue for directional sensitivity. Comparative Biochemistry and Physiology (A) 100:571-573.
  • Wunder, W. 1930. Bau und funktion der netzhaut beim Zander (Lucioperca sandra Cub. und Val.) und einigen anderen im Balatonsee haufigen fischarten. Z. Vergl. Physiol. 11:749-766. [In German].
  • Zadorozhnaya, Y. A. 1978. The seasonal and diurnal dynamics of the feeding of the white bream, Blicca bjoerkna, from Mozhaysk Reservoir. Journal of Ichthyology 18:765-775.
  • Zyznar, E. S., and M. A. Ali. 1975. An interpretive study of the organization of the visual cells and tapetum lucidum of Stizostedion. Canadian Journal of Zoology 53:180-196.

Wikimedia Foundation. 2010.

Page 2

        Acerina cernua (L.)         Наружность ерша, конечно, известна каждому и эту рыбу трудно смешать с какой-либо другой. Будучи вынут из воды, ерш имеет крайне оригинальный вид и с первого взгляда может показаться каким-то чудовищем: он так растопыривает свои острые плавники и «щеки», также вооруженные зубцами, что скорее походит на колючий шарик, но уже никак не на рыбу; вдобавок он и хвост согнет набок. Это взъерошивание, послужившее поводом к названию этой рыбы ершом, составляет единственное средство ее защиты: перед этим лесом твердых шипов отступает и голодная щука.         Складом своим ерш напоминает окуня, но передний —колючий — спинной плавник его неразрывно связан с задним, толстые колючки (2) заключаются и в заднепроходном плавнике; жаберные крышки (щеки) также усажены 11—12 острыми шипами. Глаза у него очень большие — навыкате, с мутно-лиловой, иногда даже синеватой радужиной. Спина серо-зеленая с черноватыми пятнышками и точками, бока несколько желтоватые, брюхо беловатое, впрочем, цвет его зависит от местопребывания: в реках и озерах с песчаным дном ерш всегда светлее, чем в иловатых местностях. Здесь он иногда бывает почти темно-зеленого цвета.         

Рис. 15. Ерш.         В прудах ерш большей частью имеет желтоватое, даже желтовато-серое брюшко. Кроме того, в реках ходовой ерш, как и всякая другая рыба, всегда белее оседлого «стоялого», или «стоевого», ерша.         

Обыкновенно ерш имеет в длину около 13 см, хотя при благоприятных условиях, т. е. при обилии пищи и трудности ловли, достигает гораздо большей величины. Самые крупные ерши встречаются вообще при устьях рек и в больших озерах. 400-граммовые ерши еще встречаются во многих озерах Екатеринбургского уезда и ловились прежде целыми пудами. Этот гигантский рост здешних ершей зависит исключительно от обилия небольших рачков, мормышей, которые круглый год, особенно (рис. 22) зимой, составляют почти единственную пищу этой рыбы, между тем как в реках она зимой лежит в глубоких местах и почти ничего не ест. Осенью и ранней весной желудок ерша всегда бывает набит мормышами по самое горло.         

Рис. 22. Мормыш.         Вообще мелкие рачки, мелкие насекомые, личинки последних составляют главную пищу ерша; весной он также поедает в большом количестве икру других рыб и потому в небольших озерах скоро истребляет других рыб. Несомненно, что они едят также не только недавно выклюнувшуюся молодь рыбы, но не прочь поживиться вообще мелочью, так как местами, в очень рыбных озерах, не особенно редко берут на малявку.         Ерш имеет весьма обширное распространение: он водится во всех странах Европы, за исключением Испании, Италии и Греции, и в большей части Сибири, по крайней мере до Байкала. Вместе с тем он встречается как в больших реках, так и в речках, на взморье, в озерах и проточных или ключевых прудах. Он очень неприхотлив и составляет почти неизменного спутника окуня, подобно которому не любит сильного течения и предпочитает реки или заливы или же ямы с водоворотами. Поэтому ерша нет в северных быстротекущих речках, и он как в севернорусских реках, так и в южнорусских встречается чаще в заливных озерах, в лиманах, чем в реке.         Ранней весной или, вернее, в конце зимы стаи ерша, зимовавшие на ямах, выходят на более мелкие места и через некоторое время начинают нереститься. По-видимому, время нереста находится в зависимости от таяния льда, а потому происходит в реках значительно ранее, чем в озерах. Последние наблюдения показали, что ерш начинает метать икру немного разве позднее щуки и раньше окуня —еще подо льдом и в реках, во всяком случае до большой воды. Таким образом, в юго-западной России нерест ерша бывает в феврале, на Дону —в марте, в средней России —в начале апреля, а на севере и в уральских озерах —в начале мая. По моим наблюдениям, весь ерш выметывает икру в несколько дней (ночей); по другим —нерест продолжается недели две. Надо полагать, что сначала трутся крупные ерши, потом средние и, наконец, мелкие, 7—9-сантиметровые двухлетки. При этом стаи ершей не предпринимают далеких путешествий, подобно другим рыбам, хотя все-таки несколько поднимаются по течению и из больших рек или озер заходят в устья мелких притоков.         Что касается места нерестилища, то здесь мы встречаем некоторые разногласия, которые можно, впрочем, до некоторой степени объяснить ранним нерестом и тем, что он происходит не на поверхности воды и, кроме того, ночью, а следовательно, и трудностью наблюдения. Кроме того, несомненно, что при различных условиях ерши выметывают икру на различных местах. По моим наблюдениям, в озерах они нерестятся на глубине, в ямах с хрящеватым или каменистым дном, какие всего чаще бывают близ устьев озерных притоков. В реках же всего чаще, судя по обилию мелких ершей в старицах, протоках и заливных озерах, соединенных протоками с руслом, ерши трутся в этих местах, опятьтаки на жестком, песчаном или глинистом дне, с небольшим течением.         В северо-западных русских озерах, вообще глубоких, ерш, по-видимому, выбирает уже более мелкие места и выпускает икру на песчаных кряжах или откосах, однако на глубине около 2 м.         Нерестятся ерши большими или меньшими стаями (от сотни до нескольких тысяч особей), в сумерки или ночью, на самом дне. Икра ерша связана между собой студенистой, хотя и нелипкой слизью, посредством которой она прикрепляется к камням или ко дну, в виде исключения к траве, вернее задерживается неровностями дна, так как она ложится густым слоем. Яйца желтоватого цвета, мелкие (0,8—1 мм) и довольно многочисленные (от 50 до 100 тысяч); развиваются они довольно медленно: молодь выклевывается из них не ранее как через две недели и, кажется, остается на местах вывода до конца лета, появляясь на мелких песчаных местах в конце августа, достигнув немного более 2,5 см величины.         

Ерш всегда избегает солнечного света и теплой воды, а потому летом редко встречается на глубине менее 2 м, особенно крупный; около берега эта рыба встречается, когда он хотя и неглубок, но обрывист или идет уступами, потому что сильная волна и прибои размывают его, освобождая червей и личинок. Отсюда и произошло мнение, что ерш любит муть и что можно приманивать его, производя эту муть искусственно. Впрочем, молодь ерша и мелкий ерш-сеголеток идет на муть не хуже пескаря и попадается с ним в подъемные сети (см. Пескарь). В проточных прудах ерш, как рыба ночная или, вернее, сумеречная, живет в ямах у тенистых берегов, но всего больше любит он держаться у плотин, свай, купален и мостов, где находит тень, прохладу и пищу. По приметам рыболовов-охотников, ерш питает особую слабость к бодяге, покрывающей иногда сплошь подводные сооружения и служащей гнездилищем различных мелких организмов. Но привлекает его сюда главным образом мотыль —красные личинки комара-толкунчика, живущие массами в иле, а потому в прудах ерш гораздо реже встречается на песчаных местах, чем в реке.         

В жаркое время, когда вода в пруде достигает температуры 20° и выше, ерш, смотря по местности, или уходит к ключам и устьям родниковых ручейков, или прячется под плавучие берега, трясины, если таковые имеются. В неглубоких озерах весь ерш целое лето укрывается под этими, так называемыми лавдами, или лавами. Под лавдами живет все лето мормыш (горбунчик, Cammarus), который служит его главной пищей и тоже не выносит теплой воды. Наконец, ерш летом поднимается из проточных прудов или озер в речное русло и нередко доходит до следующей плотины, поселяясь на дне омута, на самой глубине, где если и есть какое-либо течение, то только круговращательное, самое выгодное для такой непроворной и флегматичной рыбы. Впрочем, нельзя сказать, чтобы она совершенно избегала течения: крупный речной ерш встречается нередко в таких местах, где ему, кажется бы, не удержаться, но дело в том, что ерши, как чисто донные рыбы, отлично пользуются всякими закрытиями в виде камней, уступов, неровностей дна, каждой ямкой, ложбинкой, промоинкой —и в таких местах стоят тесно, плотными рядами, прижимаясь ко дну. Вообще ерш —рыба общественная, миролюбивая, и даже крупные ерши уживаются с мелкими, но зато, где стоит ерш, там мало вероятности найти какую-либо другую рыбу, кроме налима, ночью. Налим живет всегда в тех же почти местах реки, где и ерш, и может быть назван главным врагом его, так как едва ли не предпочитает последнего пескарю и гольцу. Сом еще довольно охотно ловит ершей, втягивая их в свою огромную пасть, судак —и только крупный —довольно редко, а щука —в виде исключения и местами.         Все лето ерш ведет довольно оседлую жизнь. Только сильное нагревание воды в прудах и паводки в больших и средних реках заставляют его перекочевывать в другое место. В конце лета, когда вода похолодеет, ершинные стайки все более группируются на определенных, удобных и кормных местах, и в это время начинается их главная ловля. К осени ерш собирается уже массами; в запруженных реках, кажется, с сентября иногда чуть ли не весь ерш собирается в смут, где и зимует; в озерах, однако, мелкий ерш еще долго стоит на мелях и уходит вглубь после сильных утренников. Случается, что в мелких озерах сильные осенние ветры выкидывают на берег массу ершей, не успевших вовремя удалиться на глубокое место. Зимует ерш всего чаще в устьях небольших рек, в очень глубоких ямах в русле или под плотинами в омутах; в озерах предпочитает или тоже устья ручьев и речек, или колодцы, т. е. подводные ключи, отдаленные от берега. Однако по перволедью ерш еще некоторое время держится сравнительно мелких мест и жмется ближе к берегу, около краев ямы, и только, когда лед окрепнет, сваливается в нее и ложится там рядами, в несколько слоев. Сначала он еще принимает пищу, но в средине зимы, особенно при сильных морозах и очень толстом льде, перестает есть вовсе до сильных оттепелей.         Как промысловая рыба ерш не имеет большого значения, так как сетями и неводами ловится в большом количестве только в озерах и в море, а главным образом потому, что потребляется большей частью на месте. Дело в том, что ценится только живой и по меньшей мере совершенно свежий ерш, покрытый слизью, как одна из лучших рыб для ухи; мороженые же ерши стоят дешевле мелкого окуня. Всего более ловится ерш по Балтийскому побережью, где он кишит в заливах, в Финском заливе, в устьях Невы, во многих северных озерах, нап. Ильмене.         Ерш чуть ли не единственная рыба, которая едва ли не в большем количестве ловится на удочку, чем сетями,—отчасти потому, что его, как рыбу донную и живущую на ямах, ловить неводами неудобно, но больше потому, что он очень запутывается и мнется, так что неводная ловля дает незначительный процент живой рыбы, сравнительно с ловлейной на удочки, особенно в зимнее время.         Ужение ершей резко разделяется на три периода:         1) весенне-летнее, с того времени, как вода войдет в берега, и до того, как температура ее понизится примерно до 12°, в средней России —с конца апреля до конца июля;         2) осеннее —до замерзания и         3) зимнее —от замерзания до вскрытия.         Так как местами, осенью и зимой, ерш составляет чуть ли не главный объект ужения, то все способы ловли его удочкой будут описаны мною довольно подробно, в особенности же зимняя ловля.         Прежде всего надо сделать следующие общие замечания, которые, впрочем, всякий может вывести из сделанного выше описания образа жизни. Ерша всегда следует искать на сравнительно глубоких, ямистых или затененных местах; даже и здесь он выбирает углубления, а потому, прежде чем ловить, надо отыскать самое глубокое место. Это рыба сумеречная и ловить ее среди дня, т. е. около полудня, стоит только зимой, а летом можно только под плотами. Так как ерш всегда держится на самом дне, касаясь его брюхом, то насадка должна касаться дна и в крайнем случае не доставать на 4 см до него; рыба эта вялая, ленивая и в редких случаях станет подниматься кверху за плывущей 'над ней насадкой. По той же причине нередко бывает, что из двух сидящих на лодке рыболовов один ловит ершей много, а другой очень мало. Несмотря на то. что ерш имеет чрезвычайно сильно развитое обоняние, все прикормки и притравы оказываются мало действительны и даже бесполезны: ерши в реках, на течении, с крайней неохотой расстаются с облюбованной ими ямкой и если подаются вверх по течению ради прикормки, то очень нескоро. В прудах же и озерах, вообще, где течение не стесняет свободу его движений, ерш более внимателен к прикормке. Взмучивание же воды, советуемое некоторыми рыболовами, не только излишне, но. при обычном способе лова ерша (см. далее) в отвес, даже вредно, так как отгоняет ершей от места. Наконец, по замечанию некоторых специалистов по ужению, мною не проверенному, ерши берут всего лучше в полнолуние и в это время берут хорошо среди ночи.         Весенняя и летняя ловля ерша удочкой мало добычлива и мало практикуется рыболовами, которые весной заняты ужением более крупной рыбы. Настоящий охотник, если и попадет в это время случайно на стайку ершей, то непременно перейдет или съедет на другое место, так как, где стоит ерш, там мало вероятности выудить другую рыбу. В это время ерша больше ловят в стоячих водах —прудах и озерах —чем в реке, чаще на удочки с поплавком, чем без поплавка. В реках, конечно судоходных, летнее ужение производится чаще с плотов, пристаней, с барок и купален, чем с берега или с лодки; в прудах —с плотин, купален, мостков.         Всю весну и первую половину лета ерш берет всего лучше под вечер и ранним утром, но иногда недурно клюет в это время и ночью; днем же — за редкими исключениями, например под плотами, и все-таки много хуже.         

Рис. 16. Навозный червь.         Главная, даже единственная, насадка весной и летом —навозный червь, так как мотыля в это время мало, да и его труднее насаживать, а большой земляной червь (выползок) слишком велик для такой мелкой рыбы. Крючки употребляются поэтому довольно крупных номеров, от 5-го до 8-го. Леска предпочитается волосяная (3—4 волоса), как более дешевая; поводки делаются из 2—3 волос, а не жилковые, потому что обыкновенные жилки чересчур крепки и при задеве, напр., леска будет рваться не у поводка, а много выше, что очень невыгодно.         В стоячей воде ловят почти всегда с поплавком. На реках же —как с поплавком, так и без него, т. е. в отвес, с лодки или плота; реже на длинные лески, в закидку не стоит возиться; в последнем случае лески должны быть покрепче. В ловле прудового и речного ерша есть некоторая разница; первый сытее и прихотливее, а потому на обрывки червя летом не берет вовсе, осенью же редко, и для него надо насаживать непременно цельного червя, пуская хвостик длиннее или короче, сообразно клеву. В реке же, на течении, хотя бы и слабом, ерш всегда голоднее, опрометчивее и проворнее, а потому хвостик бесполезен, даже вреден, тем более, что течение часто оставляет его в пасти ухватившейся за него рыбы, не желающей покидать своего места. В стоячей воде поплавок при поклевке ерша сначала дробит, потом медленно погружается, слегка вбок; впрочем, мелкий ерш обыкновенно везет поплавок в сторону, отбегая от конкурентов, а погружает его более крупный. В реке же, на течении, поплавок всегда погружается и поклевка более энергичная, напоминающая поклевку окуня. Впрочем, степень погружения поплавка и здесь зависит от того —волочится ли насадка по дну или на небольшом расстоянии от него, и случается, что поклевка совсем не заметна. Некоторые ловят ершей на двойчатки (см. далее) как осенью, не только на донную, но и с поплавком, даже в стоячей воде, но весной и летом такая ловля неудобна, так как и без того вялый клев еще менее заметен, а подсечка неправильна и часто запаздывает. В прудах, при сильном клеве на поплавочные удочки, можно, впрочем, и в это время удить ершей на два крючка, из которых один лежит на дне, а другой (на коротеньком поводке) —на 4 см выше, больше ради того, что нижний червяк часто закапывается в жидкий прудовой ил. С поплавком удят ершей и на плотах (гонках), пропуская крючок с червем в щели между бревнами, но здесь правильнее ловля на весу, без поплавка, так сказать на ощупь, с коротким гибким удильником (метровым, лучше всего можжевеловым), который держится в руке, причем, если клев очень вял, червяка изредка приподнимают от дна на 4— 9 см мелкими частыми толчками. Таким образом можно подзадоривать сытых ершей и при ужении с поплавком. Ловля с плотов на кобылки (см. далее) весной и летом практикуется довольно редко, кажется только на более глубоких и сравнительно быстрых местах, где ловля с поплавком очень неудобна. Этот способ много добычливее, так как ерш сам себя подсекает, приподнимая лежащее на дне грузило, что дает возможность ловить разом на несколько кобылок, не держа их в руках. С лодок, с мая по июль, ершей ловят разве только на озерах, в ямах, куда они забираются на лето, чаще без поплавка, неудобного на глубоких местах, на весу, как окуней, на довольно длинные удилища, с тонкими чувствительными кончиками, которые кладутся поперек лодки. Понятное дело, так ловить можно только в тихую погоду, так же как и с поплавком. На обыкновенную донную удочку, с длинной леской, в закидку ерша в реках ловить летом совершенно не стоит.         Настоящая ловля ершей начинается к концу лета, когда они соберутся в многочисленные и густые стаи на известные места —чаще всего ямы близ впадения речек и к омутам под плотинами. К этому времени начинает также брать и сеголеток, достигший величины 4—7 см (смотря по лету и местности), переселившийся от берегов в более глубокие места со слабым течением или без него. Это т. н. «ерш-глаза», так как голова с огромными выпученными глазами составляет чуть ли не большую часть его туловища. Такого ерша, по возможности, избегают и в большинстве случаев ловят полуторагодовалого, 9-сантиметрового ерша.         В стоячих водах, как кажется, клев ерша много слабее, чем в проточных, и здесь его нельзя столько поймать, сколько в реках или сколько в прудах же и озерах зимой. В это время ерш ночью уже вовсе не берет, но зато клюет с рассвета часов до 10 утра и от 2-х пополудни до потемок; ночью ерш попадается только в лунные ночи. Ужение производится чаще всего с лодки, реже с берега, в реках и на озерах почти исключительно без поплавка. Озерная и прудовая ловля мало отличается от летней, разве только тем, что ерш берет вернее и даже на обрывки червей, но осенняя речная ловля у нас под Москвой, по отношению к добычливости, кажется, доведена до совершенства и весьма оригинальна своими приемами. Бывали случаи, что проворный и неутомимый рыболов, при сноровке, вытаскивал (на не очень глубоком месте, конечно) в день свыше тысячи штук. т. е. около 32 кг ерша (мелкого и среднего). Это уже не охота, а каторжная работа, которая заключается только в методическом, но быстром и ловком снимании колючей рыбы с удочек. Вся суть действительно в том. чтобы попасть на место, а для этого, установив лодку поперек ямы. закидывают сначала 3—4 и более донных, с выверенными, т. е. достаточно тяжелыми грузилами, на различных расстояниях от лодки, у самой лодки и на 20 м от нее. Если в течение десяти минут поклевки не будет, рыболов переегжает на другое место, вправо, влево или ниже; если же окажется, что ерш берет только на одну из удочек, то лодку осторожно спускают к этому самому месту и ловят только на две двойчатки, спуская их в отвес или почти в отвес так, чтобы груз лишь слегка приподнимался течением, а б. ч. лежал бы на самом дне, вместе со щетиной двойчатки, а подводки с крючками и насадкой извивались и колебались.         Насадкой служат чаще всего кусочки червей, всего лучше т. н. желязняка, который крепче других; мотыль, который насаживается на крючок (не крупнее 10 №), не очень скоро и часто срывается или высасывается рыбой, употребляется только при вялом клеве, так же как и цельные или половинки навозного червя. При сноровке же на один кусочек железняка можно поймать чуть не два десятка ершей, во всяком случае гораздо больше, чем на кусочек «красненького», плохо держащийся на крючке. Кусочки эти не должны быть более 2,5 см, а лучше в 1,3 см, прокалываются крючком посредине, причем нет надобности прятать жало. Головка и хвостик обыкновенно бросаются в воду, а ловят только на средние отрезки; кусочки эти, особенно если они толсты, полезно на концах раздавливать, так как ерш берет тогда охотнее. Вся снасть и все принадлежности должны быть приноровлены к тому, чтобы не было никакой путаницы, задевов и вообще какой-либо задержки. При хорошем клеве рыболов-ершатник превращается в автомат, машинально снимающего ершей с крючков, оправляющего насадку и бросающего ее назад в воду и сейчас же вытаскивающего другую двойчатку, опять большей частью с двумя ершами.         

Леска должна быть непременно волосяная, так как всякая шелковая более путается; удильник легкий, с тонким чувствительным кончиком (очень хороши здесь нарощенные кончики из китового уса), чтобы можно было заметить слабую ершиную поклевку; бубенчики и колокольчики привязывать не стоит. Рыболов садится верхом на скамейку (или еще лучше на доску, положенную вдоль лодки на две скамейки) так, чтобы одна удочка была с левой стороны, другая с правой; с правой же или привязывается плетеная корзина для рыбы, с широким (открытым) отверстием или спускается в воду частый и длинный сачок с обручем; чтобы крючки не задевали за брюки, на пояс надевается кожаный или клеенчатый фартук. Удильщик быстро вытаскивает леску (иногда приходится ловить на глубине до 10 м), складывает ее на скамейку, двойчатку же с рыбой на колени; затем осторожно берет левой рукой ерша за жабры, слегка сдавливая их, от чего ерш раззевает рот, который, когда его тащат, он держит закрытым, а правой высвобождает длинный крючок из глотки, стараясь сохранить на нем обрывок червя. Рыбу кидают в корзину или сачок (иногда прямо в лодку, если в ней достаточно воды), снимают другую, насадку иногда слегка оправляют, затем, взяв двойчатку повыше грузила, бросают ее за борт и сейчас же выхватывают вторую двойчатку. Подсечки почти не требуется, так как обыкновенно ерш берет играющую насадку с налета и несколько приподнимает грузило, которое своей тяжестью делает подсечку. Поэтому весьма важно, чтобы груз был выверен и не был бы тяжелее, чем следует, так как ерш тогда выплевывает насадку. Понятное дело, чем глубже место, тем менее можно поймать ершей и тем ловля их утомительнее. В закидку на длинные лески стоит ловить только с берега, если нет лодки. Некоторые любители, поленивее, ловят ершей на подпуски (см. Налим), оказывая им слишком много чести, так как подпуски часто путаются, особенно в водоворотах.         

Обыкновенно ерш осенью клюет жадно и верно, но бывает днями, что он почему-то берет вяло и неохотно. Тогда ловят его на цельных навозных червей, на мотыля и притом часто приподнимая насадку, не выше, однако, 70 см, этим подразнивая ерша. Это называется ловить «на потягушку». После изобретения одним московским охотником двойных мотыльных крючков в виде щипчиков (см. Елец) как осенняя, так и зимняя ловля на мотыля, т. е. собственно насаживание мотыля, значительно упростилось и ускорилось, так как этими крючками-щипчиками за раз захватывают поперек 2—4 мотылей, которые и защемляются при помощи колечка, спускаемого по стержням крючков до их сгиба.         Изредка, как было уже сказано, ерш (крупный) берет (осенью) на малявку, при ловле окуней, даже попадается на блесну. Вообще ерши гораздо хищнее, чем это думают многие.         Зимняя ловля ерша начинается, как только озеро или река покроется льдом около 4 см толщиной, а продолжается до тех пор, пока не образуются большие закраины и наледи. Это зимнее ужение в озерах обыкновенно бывает добычливее осеннего; в реках же за весь короткий зимний день редко удается поймать больше 600 штук ершей. Так как местами ерш составляет главный предмет зимнего ужения, то считаю уместным дать здесь описание как зимних удочек, так и главных зимних насадок, оставляя описание прочих принадлежностей зимнего лова до главы о налиме.         

Рис. 17. Башкирская зимняя удочка.         Зимние удочки бывают двух родов —одни держатся в руках, другие ставятся на лед. И те и другие имеют очень небольшой размер, редко более 70 см, обыкновенно гораздо менее. Первые состоят в общих чертах из короткого (и гибкого для ершей) прутика, обернутого для удобства камышом или кугой. Саратовская зимняя удочка отличается от западносибирского «мотылька» главным образом тем, что обертывается листьями палочка и иногда имеет у нижней рогульки свинцовую тяжесть. Башкирская же удочка, употребляемая на зауральских озерах, не так удобна, так как не имеет рогулек для наматывания запаса лесы. Первой ловят чаще с поплавком, второй без поплавка, на весу, т. е. непременно держат в руке. В том и другом случае рыболов может удить только на две удочки из двух смежных прорубей — лунок. Но так как всякая рыба зимой, а тем более ерш, берет только там, где стоит, то прежде всего надо отыскать становище, а потому приходится прорубить до десятка и более лунок, прежде чем попадешь на место. В этом случае ловить на одну-две ручные удочки неудобно и нужно иметь такие снасти, которые бы можно было ставить над прорубями в большом числе и которые были бы видны рыболову.         

Рис. 18. Волжская колодка.         

Рис. 19. Московская кобылка.         Этим условиям вполне удовлетворяют так назыв. (по своей форме) «колодки» верхневолжских рыбаков и «кобылки» москворецких, устройство которых понятно из рисунков и очень просто: устойчивое деревянное основание небольшого объема, удобное для обхвата одной рукой, и вделанный в него (наглухо или съемный) короткий удильник из можжевельного прутика или китового уса; делаются кобылки больше из березы и имеют около 15 см длины (без прутика) так, чтобы не могли свободно проскакивать через лунку под лед. Многие московские охотники имеют очень хорошо сделанные кобылки, со съемными удильниками, аккуратно укладываемые в шкатулку-ящик, служащий, вместе с тем. и сиденьем.         При хорошем клеве рыболов, попав на место, удит на 3—2, иногда даже на одну кобылку.         Лески зимой повсеместно, за редкими исключениями, употребляются волосяные, потому что, во-первых, всякая рыба зимой не требует крепкой снасти, а главным образом потому, что шелковые (и пеньковые) лески чаще обмерзают на морозе и примерзают к проруби, чем волосяные. Для ершей зимой достаточно и 3—4-волосной лески. Грузило должно почти касаться дна при почти вертикальном положении лески, т. е. иметь надлежащую тяжесть. Если ловить на кобылки и вообще на зимние удочки не в отвес, а отпуская насадку много ниже проруби, то при подсечке леска часто перерезается нижними острыми краями лунки.         Поплавки для зимнего ужения, кажется, употребляются только на Нижней Волге, в Саратовской губернии, и представляют только то удобство, что удильник (мотылек) можно и положить на лед. Делаются они из пробки, коры осокоря или из листьев палочника, из которых приготовляется рукоятка зимнего удилища. Для того чтобы на нем не намерзала вода, многие саратовские рыболовы делают такие поплавки, которые тонут от тяжести грузила. Крючки употребляются преимущественно мотыльные, т. е. с длинным стержнем мелких номеров. Московские удильщики ловят обязательно на двойчатки; саратовские тоже на два крючка, но крючки эти привязываются выше груза.         

Рис. 20. Мотыльные крючки.         Подмосковные промышленники, удящие ершей для продажи, чтобы сохранить их дольше живыми, нарочно спиливают бородки у крючков; на зауральских озерах также ловят зимой ершей (на мормыша) на крючки без зазубрины, ради большей скорости вынимания крючка. Вообще все рыбы зимой, а ерш в особенности, настолько вялы и так мало оказывают сопротивления, что при хорошем клеве даже неблагоразумно ловить на обыкновенные крючки, ибо вынимать в мороз голой рукой крючок, заглотанный колючим ершом, не особенно приятно. Крючки же без бородки удобны тем, что б. ч. освобождаются из пасти рыбы в тот же момент, когда она выброшена на лед.         Зимними насадками для ловли ерша служат обыкновенный навозный червь, мотыль и местами мормыш, или горбунчик. Навозный червь употребляется чаще, так как он всюду известен. Его обыкновенно запасают на зиму с осени, причем хранят на погребе в корчагах или ящиках с отрубями, смешанными с конским калом; но в навозе, около бань, в оранжереях этого червя можно доставать и среди зимы. Насаживают его на крючок (№ 6—8) с небольшим хвостиком, но при хорошем клеве выгоднее ловить на обрывки.         

Рис. 21. Мотыль.         Мотыль, как насадка, пользуется гораздо меньшим распространением, так как добыванием его занимаются, кажется, только в больших городах, но замечательно, что в Москве он вошел в употребление между рыболовами гораздо раньше, чем сделался известен за границей. Действительно, это лучшая зимняя насадка и одна из лучших вообще —как посвоему ярко-алому цвету, наиболее привлекательному для рыб, так и по тому, что она живет в воде чуть не повсеместно, в течение круглого года составляет обычный, иногда главный корм почти всех речных, озерных и прудовых рыб. Этот замечательный червячок —личинка комара-толкунчика (разные виды p. Chironomus), который летом мириадами толчется около берегов и над водой, складывая туда свои яички, из которых быстро развиваются красные личинки, зарывающиеся неглубоко в ил. Поэтому мотыль бывает только в тихих местах, в прудах встречается чаще, чем в реках, и бывает здесь крупнее и несколько темнее цветом. В мае и июне, даже в июле, мотыль выползает наружу, на поверхность ила, причем темнеет и из яркого становится темно-малиновым,—и из него выходит взрослое насекомое, живущее очень недолгое время, тогда как в виде мотыля, по-видимому, живет около года, может быть и несколько лет. Добывание мотыля в Москве и Петербурге служит предметом особого промысла, так как мотыль требуется в огромном количестве для насадки, а также для корма рыб в аквариумах. Обыкновенно его достают со дна вместе с илом, зачерпывая последний решетами и продыравленными ведрами, привязанными к длинной палке, и затем промывая в решете же, пока в нем не остается чистый или почти чистый мотыль. Запас мотыля обыкновенно держат в сыроватой тряпочке и в холодном и сыром месте. Более продолжительное время можно хранить его в коробке с сырым мхом, а еще лучше с сыроватыми листьями спитого чая. Насаживание мотыля на крючок требует навыка и сноровки, так как при неловком обращении из червячка сейчас же вытекает все его содержимое и остается только прозрачная кожица. Москворецкие рыбаки насаживают мотылей, прокалывая их у головы и нанизывая таким образом на сгиб крючка по 3—4 штуки, так что они или висят кисточкой, или извиваются на течении. Рыба при таком способе насадки берет охотнее, чем если мотыль насажен на крючок (самый мелкий) обыкновенным способом, как червь, с головы (или со второго сустава), но часто сшибает или же высасывает. Впрочем, что касается ерша, то он берет на мотыля самым добросовестным образом.         

Рис. 22. Мормыш (почти втрое увеличено)         Еще менее известная, но еще более интересная зимняя насадка — мормыш, бокоплав, или горбунчик, небольшой рачок из рода Gammarus, величиной около 2,5 см (б. ч. менее), сероватого или рыжеватого цвета, плавающий боком и сгорбившись, откуда и произошли его названия. Различные виды мормыша живут главным образом в озерах северной России и Западной Сибири; однако один из них найден был и под Москвой (в оз. Косине и в Сенежском), а потому, вероятно, встречается и во .многих других озерах средней России, на что обращаю внимание рыболовов. Мормыш любит холодную воду и летом его почти не видно: он забивается под лавды (плавуны), которыми зарастают берега «карасьих» озер, где он особенно многочислен, и выходит оттуда только по ночам: к тому же рыба на него берет тогда плохо. Где нет плавучих трясин, т. е. в чистых открытых озерах, мормыша очень мало. К середине зимы, обыкновенно, когда вода начнет портиться, сдыхаться от газов, развивающихся в иле, мормыши выходят из-под трясины, усеивают нижнюю поверхность льда и служат почти единственной зимней пищей всех озерных рыб, кроме карася и линя, зарывшихся в ил. Ловят мормышей на гороховицу и на льняные или ржаные снопы, куда они забиваются. Еще удобнее ловить их решетом, спуская его на веревочках, к которым привязан пучок мочалы, натертый мукой: мормыши, наевшись, падают в решето. В большом количестве (целыми ведрами) ловят его (для продажи в тех местах, где его мало), огребая со льда из проруби, длинными узкими ящиками, прикрепленными к палке; еще больше попадает мормышей в мотню большого зимнего невода. Хранят его в небольших ямках, в подполье, в мокрой тряпице, также в осиновых кадушках, которые закапываются в землю или ставятся на погребе; здесь он может пробыть живым до двух недель. На зауральских озерах зимой удят (преимущественно ерша и окуня) исключительно на мормыша: гораздо реже —осенью. Насаживать мормыша очень удобно (с головы) и он держится довольно крепко даже на крючке без зазубрины, так что на одного мормыша ловят иногда до десятка рыб.         Зимнее ужение начинается, как только окрепнет лед и установится хорошая погода. Сначала ловят его на более мелких местах, но затем ерш сдается на глубокие ямы, ближе, однако, к берегу, около устьев, ручьев, подземных ключей, береговых родников; в озерах ерш избегает середины и больших глубин и жмется к берегам, где выбирает углубления и ложбины в ямах, не мельче, однако, 2— 3 м. С некоторыми перерывами клев идет, все усиливаясь, до декабря, затем ослабевает и к январю, вообще на время сильных морозов, совершенно прекращается, начинаясь снова с оттепелями и постепенно усиливаясь до образования закраин, почти до начала нереста.         Как и другие рыбы, ерш в морозы берет слабо, но все-таки лучше, чем в ветреную погоду. При северном и вообще северных ветрах ерш вовсе не клюет и его можно ловить только на голые крючки-якорьки, самодером. Такая ловля, конечно, возможна только, когда ерш стоит на яме очень густо и в несколько рядов.         Ерш берет почти целый день, с раннего утра до сумерек, но клев несколько перемежается около полудня и усиливается к вечеру. При ужении прикормка (черви, мотыль, мормыш) употребляется весьма немногими, более тароватыми рыболовами-охотниками, но если она не будет замешана в глиняных шарах, то скорее приносит вред, а не пользу, так как, даже на слабом течении, достигает дна на несколько метров ниже лунки, из которой ловят. Вообще при отвесной ловле прикормка далеко не имеет того значения, как при ловле с поплавком и на донную, в закидку.         Зимняя поклевка ерша еще менее энергична, чем в другое время года, и среди зимы нередко бывает вовсе незаметна как при ловле на кобылки, так и с поплавком: ерш, взяв в рот насадку, стоит на месте без движения. Характер клева остается, однако, прежний и выражается или легким колебанием кончика удильника, или слабым звоном бубенчика, который, впрочем, очень редко привязывают к этому кончику; поплавок ерш сначала шевелит довольно продолжительное время, заглатывая червя, затем везет и плавно топит; впрочем, только тогда, когда груз очень легок и насадка лежит не на дне, также если груз, хотя бы и тяжелый, привязан отдельно или, как на саратовской удочке.         Подсечкой торопиться нечего, и ввиду тонкости лески она не должна быть очень резка: ерш зимой сходит с крючка, т. е. выплевывает насадку, редко, и если рыболов попал на место, то вся его деятельность опять-таки сводится на поочередное вынимание двойчаток и снимание с них рыбы. На зауральских озерах подсечка производится не поднятием удочки или толчком, а более практичным способом, который очень удобен, когда удочку приходится держать в руке. Именно здесь ее держат в левой, а в правой озерный рыболов имеет небольшую деревянную лопаточку; при поклевке он только отводит этой лопаточкой леску вбок, более или менее резким движением, и, вместе с тем, если глубина не свыше 3—3,5 м (причем уже левая рука вытянута вбок, а правая с лопаткой высоко поднята кверху), выхватывает рыбу из лунки; а так как зимой ловят здесь на крючки без зазубрин, то как только ерш или окунь коснется льда, крючок высвобождается сам собой; если нет, то рыбу ударяют по голове лопаточкой, она раззевает рот и крючок выскакивает. Таким образом, если насадка (мормыш) цела, то рыболову довольно редко приходится дотрагиваться до крючка и до рыбы, и во всяком случае этот способ ловли дает возможность поймать больше рыбы, чем при обыкновенном выбирании лески.         По вкусу мяса ерш, несмотря на свою небольшую величину и костлявость, занимает одно из первых мест, почему ценится дороже всякой другой мелкой рыбы. Особенно хороша уха из ершей и стерлядей, а также заливное из ершей. Вообще ерш составляет самую здоровую, легкую и питательную пищу. Вкусом своим он обязан главным образом обильно покрывающей его слизи, а потому ее никогда не следует смывать.         

Ерш составляет, как известно, любимую насадку налима. Недурно берет на ерша и крупный судак, гораздо реже и только местами щука.

dic.academic.ru

Ёрш - это... Что такое Ёрш?

Ёрш (лат. Gymnocephalus cernuus) — вид рыб из семейства окуневых (лат. Percidae), эталонный вид рода ёрш.

Это пресноводная рыба, обитающая в водоёмах Европы и северной Азии, вблизи дна в озёрах, запрудах, вблизи берегов рек, предпочитает песчаное дно или гравий. Длина взрослой рыбы составляет приблизительно 100 мм (10 см). Питается главным образом беспозвоночными вблизи дна, иногда питается мелкой рыбой и некоторыми растениями. За ершом в свою очередь охотятся более крупные рыбы. [1]

Ёрш обыкновенный — наиболее распространенный из четырёх видов рода ёрш — его природный ареал включает северную и восточную часть Франции, восточную часть Англии, реки бассейна Балтийского моря, центральную и восточную Европу, а также Зауральесеверную Азию до бассейна реки Колымы. Во второй половине двадцатого столетия ёрш появился в нескольких водоёмах Европы за пределами своего природного ареала — озере Лох-Ломонд в Шотландии, в озерах Италии, озере Мидеван (Норвегия), в Камарге (дельта Роны, средиземноморское побережье Франции); считается, что распространению способствовало построение каналов и широкое использование ерша как наживки в спортивной ловле щуки.

К тому же, в середине восьмидесятых XX столетия ёрш был случайно интродуцирован, вероятно с балластной водой судов в реку Сент-Луис (США), впадающей в Верхнее озеро (система Великих озёр). Тут образовалась постоянная популяция, которая в начале девяностых распространилась на дельты некоторых других рек, впадающих в Верхнее озеро. Также ерша нашли и в озере Гурон.

Внешнее строение

Распространения ерша в Евразии

Ёрш имеет серо-зелёную с чёрными пятнами и точками спину, желтоватые бока, пузо светло-серое или белое. Спина имеет серо-зелёный окрас с чёрными пятнами и точками, бока желтоватые, пузо светло-серое или белое. Спинной и хвостовой плавники с черными точками. В целом, окрас этой рыбы зависит от окружающей среды: ёрш светлее в реках и озёрах с песчаным дном, и темнее в водоёмах, где дно илистое. Глаза мутно-розовые, иногда с синей радужкой. Обычная длина от 8-ми до 12-ти сантиметров, масса от 15-ти до 25-ти грамм. Иногда, впрочем, встречаются экземпляры длиной более 20-ти сантиметров и массой даже больше ста грамм. Большие экземпляры ерша известны из бассейна Оби, Обской губы, и некоторых уральских озёр. [2]

Исследователи выделяют несколько морфотипов ерша. Например на разных участках Днепра существуют популяции «худого» и «высокотелого» ерша. Стойкие различия строения тела наблюдаются между прибрежными и глубоководными популяциями ерша в больших водоемах. Для таких популяций характерны различия в числе лучей и колючек в спинном плавнике, числе чешуек над и под боковой линией, числе колючек на жаберных пластинках, позвонках в позвоночнике и в относительной величине головы, рыльца, глаз и плавников.

В дополнение к разным морфологическим типам, в Евразии существует также географический градиент анатомического строения ершей от меньшего значения на западе ареала (Европа) до большего значения на востоке (Сибирь), в следующих анатомических деталях: максимальная и минимальная высота тела, предорсальное и преанальное расстояние, высота первого спинного плавника, длина и высота анального плавника, и длина брюшных плавников.

Половой диморфизм у ершей не очень заметный, но появляется в нескольких анатомических характеристиках: высота тела, длина верхней половины хвостового плавника, длина грудных плавников и размер глаз — всё это больше у самцов, нежели у самок.

Генетика

Ёрш обычный имеет 2n =48 хромосом и может гибридизироваться с окунем обычным и ершом дунайским. При гибридизации ерша обычного с окунем обычным гибриды имеют промежуточные черты строения родительских форм но обычно по внешнему виду ближе к материнскому виду, нежели к отцовскому. Такие гибриды растут быстрее ерша и окуня и являются больше приспособленными к неблагоприятным значениям температуры, загрязнения воды, лучше переносят голод. При этом гибриды мужского пола стерильны(не могут давать потомство), а гибриды женского пола могут давать потомство с мужскими особями как ерша так и окуня. Гибриды ерша обычного и ерша дунайского имеют окраску и характеристики скелета, которые являются промежуточными относительно родительских видов но, что касается их размножения, достоверных сведений сейчас нет.

Способ жизни

Распространение ерша в Северной Америке

Ёрш является очень неприхотливым, обычно стайным видом и очень хорошо чувствует себя в широком спектре условий окружающей среды. Его можно найти как в пресных, так и в соленовато-водных водоёмах з показателем солёности до 10-12 °/°°; в системах озёрного и проточного типа; на глубинах от 0.25 до 85 метров; на уровне моря и в горных ареалах и от олиготрофных до эвтрофных вод; критические значения температуры воды для выживания ерша — это 0-2°С и 34.5 °C. И, несмотря на такой широкий спектр приемлемых условий, в целом могут быть выделены три основные черты мест обитания этого вида. Идеальными условиями для этой рыбы являются тихие водоёмы с мягким дном, не укрытым водяной растительностью; обычно плотность популяции ерша растет вместе с ростом показателя эвтрофикации. Мягкодонные участки более привлекательны для ерша с учётом того, что преимущественное большинство объектов его питания водится именно в таких местах, а также потому, что такие участки обычно ассоциированы с относительно глубокими и затенёнными частями водоёма — так как все виды рода Ёрш имеют физиологические адаптации, способствующие приспособлению к жизни в условиях малого количества света.

В отличие от остальных представителей семейства окуневых, плотность популяции которых является максимальной при средних показателях эвтрофикации водоёма (в мезевтрофных условиях), ёрш достигает максимума численности в эвтрофных и гиперевтрофных условиях; численность ерша растет при поступлении минеральных и органических удобрений антропогенного происхождения вплоть до таких их значений, которых практически никакие другие виды рыб не выдерживают.

Для объяснения позитивной корреляции между уровнем эвтрофикации водоёма и численностью ерша существуют четыре основные гипотезы.

1. Питание ерша проходит более эффективно в условиях слабого освещения, которые присущи ситуации вспышки численности водорослей, спровоцированной эвтрофикацией водоёма.

2. Количество и разнообразие бентосных организмов, которые являются основной пищевой базой ерша, может повышаться (особенно, что касается мелких видов) в ответ на повышение поступления органических веществ с седиментами, число которых растёт при эвтрофикации.

3. Повышение биопродуктивности водоёма в начале процесса эвтрофикации может уменьшать нагрузку хищников на популяцию ерша за счёт частичной переориентации их на другие виды, а при достижении гиперэвтрофных условий благодаря уменьшению популяции хищников, вызванному токсичным влиянием эвтрофицирующих веществ.

4. И, наконец, ёрш может физиологически быть приспособленным к гиперэвтрофным условиям лучше других видов.

Размножение

Половой зрелости ёрш обычно достигает в возрасте 2-3 лет, при размерах тела около 11-12 сантиметров; в некоторых водоёмах ерши могут начать размножаться и в возрасте одного года, что исследователи объясняют приливом тёплой, в основном, воды или высоким уровнем смертности на ранних стадиях жизни в данной популяции.

Икру этот вид откладывает на очень широкий спектр субстратов на глубине 3 метра и меньше, при этом её не охраняя. Нерест происходит с середины апреля по июнь, в довольно широком диапазоне температур — известны случаи нереста как при 6 °C, так и при 18 °C. Интервал значений рН, при которых икра ерша может нормально развиваться, является одним из наибольших среди рыб, для которых известен данный параметр, и лежит между значениями 6.5 и 10.5.

Ёрш может откладывать 2-3 кладки икры во время одного акта нереста; количество икринок зависит от размеров самки и содержит от 10 до 200 тысяч штук. Диаметр икринок также зависит от размеров самки и находится в интервале 0.34-1.3 мм, при этом икринки первой кладки всегда больше и желтее по сравнению со второй и третьей. Развитие икры длится 5-12 суток при температуре от 10 до 15 °C.

В некоторых популяциях у ерша регистрировались случаи гермафродитизма. Например, в Финском заливе Балтийского моря в гонадах (половых железах) приблизительно 25 % всех обследованных ершей содержались как сперматозоиды, так и яйцеклетки; при этом 85 % этих рыб имели гонады «мужского» типа. Около половины этих гермафродитов функционировали как нормальные самцы, для другой половины, представители которой функционировали как самки, плодовитость находилась в разбросе от нормальных значений до полной стерильности, и лишь 2 % гермафродитов могли функционировать попеременно и как самцы, и как самки. Наличие большого количества таких «транссексуальных» рыб, тем не менее, не меняло значения продуктивности данной популяции по сравнению с другими.

Жизненный цикл

В большинстве случаев исследователи определяют возраст ерша количеством наростов на чешуе; также иногда как индикатор возраста используется количество шаров в отолитах. Самки ерша могут доживают, максимум, до 11 лет, а самцы в основном не переживают семи лет; при этом в природных популяциях до 93 % составляют рыбы возрастом от 1 до 3 лет.

В начале жизни мальки ерша питаются преимущественно коловратками и личинками копепод; для ершей длиной более 1 см основным пищевым ресурсом становятся циклопы, личинки хирономид и ветвистоусые рачки. Наиболее потребляемыми родами хирономид являются Chironomus (особенно вид Chironomus plumosus) и Procladius. Со временем, по мере роста, доля хирономид в рационе ерша уменьшается. Основной пищевой ресурс взрослого ерша — разнообразные (в основном бентосные) черви, мелкие ракообразные и пиявки. Ерши, выловленные в соленоватоводных водоёмах или на больших глубинах (30 метров та более), также оказались активными потребителями макроскопических ракообразных — таких, как Pallasea quadrispinosa, Pontoporeia affinis, Mysis relicta, Neomysis integer, Diaporeia affinis и Gammarus spp. Ерши активно питаются на протяжении всего года, хотя поздней осенью и зимой не в таких объёмах, как летом. Главным органом чувств, который использует ёрш при поиске добычи, является боковая линия. При этом даже ослеплённый ёрш может находить недвижимую добычу, ориентируясь исключительно благодаря этому органу чувств. Тем не менее, при питании в течение светлой части суток ёрш также активно использует и зрение.

Основными пищевыми конкурентами ерша в Европе и Азии являются другие рыбы-бентофаги, такие как лещ, чебак, большая плотва, осетровые, корюшка, окунь, угорь и т. д. Наиболее жёсткая межвидовая конкуренция происходит между ершом и окунем, потому что объекты питания молодого окуня и ерша практически полностью идентичны. Из-за того, что у ерша существует и внутривидовая конкуренция за пищевые ресурсы существуют опасения , что при увеличении численности популяции ерша темпы роста рыб в ней значительно снижаются.

Природные враги ерша, которые могут поедать большое количество особей, это судак, щука, большой окунь; также в небольшом количестве ершей уничтожают налим, угорь, сом и лососи. Изредка наблюдались случаи каннибализма.

Кроме того, ершей активно ловят бакланы, разные виды цапель.

Примечания

  1. ↑ Zadorozhnaya, Y. A. 1978. The seasonal and diurnal dynamics of the feeding of the white bream, Blicca bjoerkna, from Mozhaysk Reservoir. Journal of Ichthyology 18:765-775.
  2. ↑ Floranimal.ru

  • Ёрш на floranimal.ru
  • Ёрш на fish-news.teia.org

  • Adams, C. E. 1991. Shift in pike, Esox lucius L., predation pressure following the introduction of ruffe, Gymnocephalus cernuus (L.) to Loch Lomond. Journal of Fish Biology 38:663-667.
  • Adams, C. E., and R. Tippett. 1991. Powan, Coregonus lavaretus (L.), ova predation by newly introduced ruffe, Gymnocephalus cernuus (L.), in Loch Lomond, Scotland. Aquaculture and Fisheries Management 22:239-246.
  • Ahlbert, I. B. 1970. The organization of the cone cells in the retinae of four teleosts with different feeding habits (Perca fluviatilis L., Lucioperca lucioperca L, Acerina cernua L and Coregonus albula L). Arkiv for Zoologi 22(11):445-481.
  • Alarotu, H. 1944. Untersuchungen uber die an fischen in Finnland lebenden monogenetischen trematoden. Acta Zoologica Fennica 43:5-52. [In German]
  • Aleksandrova, A. I. 1974. A morphological and ecological description of the ruffe (Acerina cernua) of the middle reaches of the Dnieper. Journal of Ichthyology 14:53-59.
  • Ali, M. A., and M. Anctil. 1968. Correlation entre la structure retinienne et l'habitat chez Stizostedion vitreum vitreum et S. canadense. Journal of the Fisheries Research Board of Canada 25:2001-2003. [in French with English summary]
  • Ali, M. A., R. A. Ryder, and M. Anctil. 1977. Photoreceptors and visual pigments as related to behavioural responses and preferred habitats of perches (Perca spp.) and pikeperches (Stizostedion spp.). Journal of the Fisheries Research Board of Canada 34:1475-1480.
  • Anttila, R. 1973. Effects of sewage on the fish fauna in the Helsinki area. Oikos Supplementum 15:226-229.
  • Appelberg, M. 1990. Population regulation of the crayfish Astacus astacus L. after liming an oligotrophic, low-alkaline forest lake. Limnologica 20:319-327.
  • Bagge, P., and L. Hakkari. 1982. The food and parasites of fish in some deep basins of northern L. Paijanne. Hydrobiologia 86:61-65.
  • Bagge, P., and L. Hakkari. 1985. Fish fauna of stony shores of Lake Saimaa (Southeastern Finland) before and during the floods (1980-82). Aqua Fennica 15:237-244.
  • Bakanov, A.I., V. I. Kiyashko, M. M. Smetanin, and A. S. Strel'nikov. 1987. Factors affecting fish growth. Journal of Ichthyology 27(5):124-132.
  • Balagurova, M. V. 1963. The biological basis for rational regulation of fishery on Syam group lakes, Karelya. Academy of Science Press, Moscow-Leningrad. 88 pp.
  • Balon, E. K., W. T. Momot, and H. A. Regier. 1977. Reproductive guilds of percids: results of the paleological history and ecological succession. Journal of the Fisheries Research Board of Canada 34:1910-1921.
  • Bast, H., H. Winkler, and W. Hahn. 1983. Remarks on the biology and importance of the porcupine fish (Gymnocephalus cernua) in the chain of shallow waters. Fischerei Forschung 21(4):34-38. [In German]
  • Bastl, I. 1988. On the reproduction biology of three Gymnocephalus species (Pisces: Percae). Prace Ustavu Rybar. Hydrobiol 6:9-31.
  • Lindesjoo, E., and J. Thulin. 1990. Fin erosion of perch Perca fluviatilis and ruffe Gymnocephalus cernua in a pulp mill effluent area. Diseases of Aquatic Organisms 8:119-126.
  • Logvinenko, B. M., O. P. Kodolova, and I. B. Polyanskaya. 1983. Polymorphism of nonspecific esterases of ruffe, Gymnocephalus cernua (Percidae). Journal of Ichthyology 23:165-168.
  • Maitland, P. S. 1977. The Hamlyn guide to freshwater fishes of Britain and Europe. Hamlyn Publishing Group, Ltd. London. 256 pp.
  • Maitland, P. S. 1990. Biology of fresh waters, 2nd ed. Blackie and Son, Ltd. 276 pp.
  • Maitland, P. S., and K. East. 1989. An increase in numbers of ruffe, Gymnocephalus cernua, in a Scottish loch from 1982 to 1987. Aquaculture and Fisheries Management 20:227-228.
  • Maitland, P. S., K. East, and K. H. Morris. 1983. Ruffe Gymnocephalus cernua, new to Scotland, in Loch Lomond. Scottish Naturalist 1983:7-9.
  • Marshall, T. R. 1977. Morphological, physiological, and ethological differences between walleye (Stizostedion vitreum vitreum) and pikeperch (S. lucioperca). Journal of the Fisheries Research Board of Canada. 34: 1515-1523.
  • Matkovskiy, A. K. 1987. On the methods of analysis of data on feeding of predatory fishes: Regression analysis between fragments of prey organisms and their body length (for the fishes of the Middle Ob'). Journal of Ichthyology 27:113-117.
  • Mattila, J. 1992. The effect of habitat complexity on predation efficiency of perch Perca fluviatilis L. and ruffe Gymnocephalus cernuus (L.). Journal of Experimental Marine Biology and Ecology ??:55-67.
  • Mattila, J., and E. Bonsdorff. 1989. The impact of fish predation on shallow soft bottoms in brackish waters (SW Finland); An experimental study. Netherlands Journal of Sea Research 23:69-81.
  • Mayr, B., M. Kalat, and M. Lambrou. 1987. Band karyotypes and specific types of heterochromatins in several species of European percid fishes. Genetica. 75:199-205.
  • Mikkola, H., H. Oksman, and P. Shemeikka. 1979. Experimental study of mortality in vendace and whitefish eggs through predation by bottom fauna and fish. Aqua Fennica 9:68-72.
  • Mills, C. A., and A. Eloranta. 1985. The biology of Phoxinus phoxinus and other littoral zone fishes in Lake Konnevesi, central Finland. Ann. Zool. Fennici 22:1-12.
  • Moller, H., K. Anders, M. Fiedler, G. Costa, B. Dieckwisch, S. Klatt, H. Luchtenberg, C. Pohl, K. Ronnau, S. Schroder, and M. Voigt. 1988. Fischbestande und fischkrankheiten in der Unter-Elbe 1984-1986. Kiel: Moller 1988. 344 pp. [In German] [not in Biolib]
  • Nagiec, M. 1977. Pikeperch (Stizostedion lucioperca) in its natural habitats in Poland. Journal of the Fisheries Research Board of Canada. 34:1581-1585.
  • Nagy, S. 1988. Summer diet of dominant fish species in the Zofin Branch of the Danube. Prace Ustavu Rybarstva a Hydrobiologie 6:59-79.
  • Neja, Z. 1988. On some problems of reproduction of ruffe, Gymnocephalus cernuus (L., 1758) in the Lake Dabie. Acta Ichthyologica et Piscatoria 18:33-50.
  • Neuhaus, E. 1934. Studien uber das Stettiner Haff und seine Nebengewasser. 3. Untersuchungen uber den Zander. Z. Fisch. Deren Hilfswiss. 32:599-634. [In German] [not in Biolib]
  • Neuman, E. 1979. Catch-temperature relationship in fish species in a brackish heated effluent. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 58:88-106.
  • Neuman, E., and P. Karas. 1988. Effects of pulp mill effluent on a Baltic coastal fish community. Water Science and Technology 20(2):95-106.
  • Nilsson, N. 1979. Food and habitat of the fish community of the offshore region of Lake Vanern, Sweden. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 58:126-139.
  • Nilsson, N. 1985. The niche concept and the introduction of exotics. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 62:128-135.
  • Nygren, A, P. Edlund, U. Hirsch, and L. Ahsgren. 1968. Cytological studies in perch (Perca fluviatilis L.), pike (Esox lucius L.), pike-perch (Lucioperca lucioperca L.), and ruffe (Acerina cernua L.). Hereditas 59:518-525.
  • Nyman, O.L. 1975. Allelic selection in a fish (Gymnocephalus cernua (L.)) subjected to hotwater effluents. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 54:75-82.
  • Opalatenko, L. K. 1967. Percids of the Upper Dniester. Vestn. zool. 2:???-???.
  • Page, L. M. 1985. Evolution and reproductive behaviors in percid fishes. Illinois Natural History Survey Bulletin. 3:275-295.
  • Pavlovskiy, S. A., and O. P. Sterligova. 1986. Predation of ruffe, Gymnocephalus cernuus, and benthic invertebrates on the eggs of Lake Syam whitefish, Coregonus lavaretus pallasi. Journal of Ichthyology 26:80-86.
  • Peirson, G., M. Cryer, I. J. Winfield, and C. R. Townsend. 1986. The impact of reduced nutrient loading on the fish community of a small isolated lake, Alderfen Broad. Proceedings of the 4th British Freshwater Fisheries Converence. 4:167-175.
  • Persson, L., and L. Greenberg. 1990a. Juvenile competitive bottlenecks: the perch (Perca fluviatilis)-roach (Rutilis rutilis) interaction. Ecology 71:44-56.
  • Persson, L., and L. Greenberg. 1990b. Interspecific and intraspecific size class competition affecting resource use and growth of perch, Perca fluviatilis. Oikos 59:97-106.
  • Persson, L., S. Diehl, L. Johansson, G. Anderson, and S. F. Hamrin. 1991. Shifts in fish communities along the productivity gradient of temperate lakes - patterns and the importance of size-structured interactions. Journal of Fish Biology. 38:281-293.
  • Pervozvanskiy, V. Y., and V. F. Bugayev. 1992. Notes on the ecology of the northern pike, Esox lucius, from the Keret' River (White Sea basin). Journal of Ichthyology 32(4):116-126.
  • Peters, H., A. Kohler, and H. Kranz. 1987. Liver pathology in fishes from the lower Elbe as a consequence of pollution. Diseases of Aquatic Organisms 2:87-97.
  • Pethon, P. 1980. Variations in the fish community of the Øra estuary, SE Norway, with emphasis on the freshwater fishes. Fauna norv. Ser A1:5-14.
  • Petlina, A. P. 1967. Biology of the ruffe from Western Siberia. Author's abstract of candidature thesis. Tomsk Univ. Press.
  • Petrushevski, G. K., and S. S. Shulman. 1961. The parasitic diseases of fishes in the natural waters of the U.S.S.R. pp. ???-??? in V. A. Dogiel, G. K. Petrushevski, and Y. I. Polyanski. Parasitology of Fishes.
  • Pihu, E., and A. Maemets. 1982. The management of fisheries in Lake Vortsjarv. Hydrobiologia 86:207-210.
  • Pihu, E. H., and E. R. Pihu. 1974. The food of main predacious fish of Pskov-Chudskoy Lake. Izv. Gos. Nauchno Issled. Inst. Ozern. Rechn. Rybn. Khoz. 83:136-143.
  • Pitcher, T. J., and J. R. Turner. 1986. Danger at dawn: experimental support of the twilight hypothesis in shoaling minnows. Journal of Fish Biology 29A:59-70.
  • Pokrovskii, V. V. 1961 Basic environmental factors determining the abundance of whitefish. Trudy Soveshchanii 13:228-234.
  • Popova, O. A., and L. A. Sytina. 1977. Food and feeding relations of Eurasian perch (Perca fluviatilis) and pikeperch (Stizostedion lucioperca) in various waters of the USSR. Journal of the Fisheries Research Board of Canada 34:1559-1570.
  • Pratt, D. 1988. Distribution and population status of the ruffe in the St. Louis estuary and Lake Superior. Great Lakes Fishery Commission, Lake Superior Committee. ?? pp.
  • Rab, P. P. Roth, and B. Mayr. 1987. Karyotype study of eight species of European percid fishes (Pisces, Percidae). Caryologica 40:307-318.
  • Rundberg, H. 1977. Trends in harvests of pikeperch (Stizostedion lucioperca), Eurasian perch (Perca fluviatilis), and northern pike (Esox lucius) and associated environmental changes in Lakes Malaren and Hjalmaren, 1914-1974. Journal of the Fisheries Research Board of Canada. 34:1720-1724.
  • Ryder, R. A., and S. R. Kerr. 1978. The adult walleye in the percid community -- A niche definition based on feeding behaviour and food specificity. American Fisheries Society Special Publication 11:39-51.
  • Salojarvi, K., and P. Ekholm. 1990. Predicting the efficiency of whitefish (Coregonus lavaretus L. s.l.) stocking from pre-stocking catch statistics. pp. 112-126. in W. L. T. van Densen, B. Steinmetz, and R. H. Hughes [eds.]. Management of freshwater fisheries. Centre for Agricultural Publishing and Documentation. Wageningen, Netherlands.
  • Samokhvalova, L. K. 1982. Osobennosti pitaniya sudaka v kurshskom zalive Baltijskogo Morya v osennij period. pp. 67-74. In Pitanie I pishchevye otnosheniya ryb I bespozvonochnykh Atlantis-cheskogo Okeana. Atlantniro. Kaliningrad.
  • Sanchez Sanjose, B. 1984. Further contribution to the growth of the ruffe, Acerina cernua (Pisces: Perciformes). Vestn. cs. Spolec. zool. 48:215-222.
  • Sandlund, O. T., T. F. Naesje, L. Klyke, and T. Lindem. 1985. The vertical distribution of fish species in Lake Mjosa, Norway as shown by gillnet catches and echo sounder. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 62:136-149.
  • Selgeby, J. H., and D. H. Ogle. 1991. Trophic relations of ruffe and the status of ongoing research in the St. Louis River Estuary, Lake Superior, 1990. Great Lakes Fishery Commission, Lake Superior Committee. 15 pp.
  • Selgeby, J. H., and D. H. Ogle. 1992. Trophic relations of ruffe and the status of ongoing research in the St. Louis River Estuary, Lake Superior, 1991. Great Lakes Fishery Commission, Lake Superior Committee. 10 pp.
  • Shamardina, I. P. 1967. Feeding of some fishes in Lake Glubokoe. Voprosy Ikhtiologii 7:1041-1053. [In Russian].
  • Shilenkova, A. K. 1962. Some data on the systematics and biology of the ruffe of Lake Bol'shoy Dzhalangash. Uch. zap. Karagandinsk. ped. inst., 111(2):???-???. [In Russian].
  • Shmidtov, A. I., and V. V. Varfolomeyev. 1952. The importance of the ruffe in the fish industry and its morphobiological characteristics in the Lower Kama and the Middle Volga. Uch. zap. Karazansk. gos. univ., 112(7):???-???. [In Russian].
  • Simon, T. P., and J. T. Vondruska. 1991. Larval identification of the ruffe, Gymnocephalus cernuus in the St. Louis River Estuary, Lake Superior drainage basin, Minnesota. Canadian Journal of Zoology 69:436-442.
  • Slade, J., and K. Kindt. 1992. Surveillance for ruffe in the upper Great Lakes, 1992. Completion report. USFWS- Fishery Resources Office, Ashland Wisconsin. 8 pp.
  • Swennen, C., H. J. L. Heessen, and A. W. M. Hocker. 1979. Occurrence and biology of the trematodes Cotylurus (Ichthyocotylurus) erraticus, C. (I.) variegatus and C. (I.) platycephalus (Digenea: Strigeidae) in the Netherlands. Netherlands Journal of Sea Research 13:61-191.
  • Swenson, W. A. 1977. Food consumption of walleye (Stizostedion vitreum vitreum) in relations to food availability and physical conditions in Lake of the Woods, Minnesota, Shagawa Lake, and western Lake Superior. Journal of the Fisheries Research Board of Canada 34:1643-1654.
  • Szabo, A., J. Nemcsok, P. Kasa, and D. Budai. 1991. Comparative study of acetylcholine synthesis in organs of freshwater teleosts. Fish Physiology and Biochemistry 9:93-99.
  • Talhelm, D. R. 1988. Economics of Great Lakes fisheries: a 1985 assessment. Technical report 54. Great Lakes Fishery Commission.
  • Taylor, J. N., W. R. Courtenay Jr., and J. A. McCann. 1984. Known impacts of exotic fishes in the continental United States. pp. 322-373. In Courtenay, W. R., Jr., and J. R. Stauffer, Jr. [eds.] Distribution, biology, and management of exotic species. John Hopkins University Press. Baltimore, MD.
  • Thomas, K., and F. Ollevier. 1992. Paratenic hosts of the swimbladder nematode Anguillicola crassus. Diseases of Aquatic Organisms 13:165-174.
  • Thulin, J., J. Hoglund, and E. Lindesjoo. 1988. Diseases and parasites of fish in a bleached kraft mill effluent. Water Science and Technology 20(2):179-180.
  • Titova, V. F. 1973. The Syamozero whitefish. Petrozavodsk, Karelia. 97 pp. [In Russian]
  • Titova, V. F., and O. P. Sterligova. 1977. Ichthyofauna. pp. 125-185 In Syamozero and prospects of its utilization in fish farming. [In Russian]
  • Travkina, G. L. 1971. Use of quantitative assessment to characterize the state of fish ovaries. Journal of Ichthyology 11:120-123.
  • Valtonen, E. T., M. Prost, and R. Rahkonen. 1990. Seasonality of two gill monogeneans from two freshwater fish from an oligotrophic lake in Northeast Finland. International Journal for Parasitology 20:101-107.
  • Van Densen, W. L. T., W. G. Cazemier, W. Dekker, and H. G. J. Oudelaar. 1990. Management of the fish stocks in Lake IJssel, The Netherlands. pp. 313-327. in W. L. T. van Densen, B. Steinmetz, and R. H. Hughes [eds.]. Management of freshwater fisheries. Centre for Agricultural Publishing and Documentation. Wageningen, Netherlands.
  • Van Dobben, W. H. 1952. The food of the cormorant in the Netherlands. Ardea 40:1-63.
  • Van Netten, S. M. 1991. Hydrodynamics of the excitation of the cupula in the fish canal lateral line. Journal of the Acoustical Society of America 89:310-319.
  • Vollestad, L. A. 1986. Habitat use, growth, and feeding of pike (Esox lucius L.) in four Norwegian lakes. Archiv fur Hydrobiologie 108:107-117.
  • Von Bekesy, G. 1967. Some similarities in sensory perception of fish and man. pp. 417-435. in P. Cahn [editor]. Lateral Line Detectors. Indiana University Press.
  • Webb, P. W., and J. M. Skadsen. 1980. Strike tactics of Esox. Canadian Journal of Zoology 58:1462-1469.
  • Weissenberg, R. 1965. Fifty years of research on the lymphocystis virus disease of fishes (1914-1964). Annals of the New York Academy of Science. 126:362-374.
  • Winfield, I. J. 1992. Threats to the lake fish communities of the U.K. arising from eutrophication and species introductions. Netherlands Journal of Zoology 42:233-242.
  • Witkowski, A. and M. Kolacz. 1990. Geographic and ecological variability of Gymnocephalus cernuus from Poland. Fragmenta Faunistica (Warsaw). 33:149-178. [In Polish, with Enlish and Russian summaries].
  • Wootten, R. 1974. The spatial distribution of Dactylogyrus amphibothrium on the gills of ruffe Gymnocephalus cernua and it relation to the relative amounts of water passing over the parts of the gills. Journal of Helminthology 48:167-174.
  • Wubbels, R. J. 1991. Phase reversal in the lateral line of the ruff (Acerina cernua) as cue for directional sensitivity. Comparative Biochemistry and Physiology (A) 100:571-573.
  • Wunder, W. 1930. Bau und funktion der netzhaut beim Zander (Lucioperca sandra Cub. und Val.) und einigen anderen im Balatonsee haufigen fischarten. Z. Vergl. Physiol. 11:749-766. [In German].
  • Zadorozhnaya, Y. A. 1978. The seasonal and diurnal dynamics of the feeding of the white bream, Blicca bjoerkna, from Mozhaysk Reservoir. Journal of Ichthyology 18:765-775.
  • Zyznar, E. S., and M. A. Ali. 1975. An interpretive study of the organization of the visual cells and tapetum lucidum of Stizostedion. Canadian Journal of Zoology 53:180-196.

dic.academic.ru

Обыкновенный ёрш - это... Что такое Обыкновенный ёрш?

Обыкновенный ёрш[1] (лат. Gymnocephalus cernuus) — вид рыб из семейства окунёвых (лат. Percidae), типовой вид рода ерши.

Это пресноводная рыба, обитающая в водоёмах Европы и северной Азии, вблизи дна в озёрах, запрудах, вблизи берегов рек, предпочитает песчаное дно или гравий. Длина взрослой рыбы составляет приблизительно 100 мм (10 см). Питается главным образом беспозвоночными вблизи дна, иногда питается мелкой рыбой и некоторыми растениями. За ершом в свою очередь охотятся более крупные рыбы. [2]

Ёрш обыкновенный — наиболее распространенный из четырёх видов рода ёрш — его природный ареал включает северную и восточную часть Франции, восточную часть Англии, реки бассейна Балтийского моря, центральную и восточную Европу, а также Зауралье, северную Азию до бассейна реки Колымы. Во второй половине двадцатого столетия ёрш появился в нескольких водоёмах Европы за пределами своего природного ареала — озере Лох-Ломонд в Шотландии, в озерах Италии, озере Мидеван (Норвегия), в Камарге (дельта Роны, средиземноморское побережье Франции); считается, что распространению способствовало построение каналов и широкое использование ерша как наживки в спортивной ловле щуки.

К тому же, в середине восьмидесятых XX столетия ёрш был случайно интродуцирован, вероятно с балластной водой судов в реку Сент-Луис (США), впадающей в Верхнее озеро (система Великих озёр). Тут образовалась постоянная популяция, которая в начале девяностых распространилась на дельты некоторых других рек, впадающих в Верхнее озеро. Также ерша нашли и в озере Гурон.

Внешнее строение

Распространения ерша в Евразии

Ёрш имеет серо-зелёную с чёрными пятнами и точками спину, желтоватые бока, пузо светло-серое или белое. Спинной и хвостовой плавники с черными точками. В целом, окрас этой рыбы зависит от окружающей среды: ёрш светлее в реках и озёрах с песчаным дном, и темнее в водоёмах, где дно илистое. Глаза мутно-розовые, иногда с синей радужкой. Обычная длина от 8-ми до 12-ти сантиметров, масса от 15-ти до 25-ти грамм. Иногда, впрочем, встречаются экземпляры длиной более 20-ти сантиметров и массой даже больше ста грамм. Большие экземпляры ерша известны из бассейна Оби, Обской губы, и некоторых уральских озёр.

Исследователи выделяют несколько морфотипов ерша. Например на разных участках Днепра существуют популяции «худого» и «высокотелого» ерша. Стойкие различия строения тела наблюдаются между прибрежными и глубоководными популяциями ерша в больших водоемах. Для таких популяций характерны различия в числе лучей и колючек в спинном плавнике, числе чешуек над и под боковой линией, числе колючек на жаберных пластинках, позвонках в позвоночнике и в относительной величине головы, рыльца, глаз и плавников.

В дополнение к разным морфологическим типам, в Евразии существует также географический градиент анатомического строения ершей от меньшего значения на западе ареала (Европа) до большего значения на востоке (Сибирь), в следующих анатомических деталях: максимальная и минимальная высота тела, предорсальное и преанальное расстояние, высота первого спинного плавника, длина и высота анального плавника, и длина брюшных плавников.

Половой диморфизм у ершей не очень заметный, но появляется в нескольких анатомических характеристиках: высота тела, длина верхней половины хвостового плавника, длина грудных плавников и размер глаз — всё это больше у самцов, нежели у самок.

Генетика

Ёрш обычный имеет 2n =48 хромосом и может гибридизироваться с окунем обычным и ершом дунайским. При гибридизации ерша обычного с окунем обычным гибриды имеют промежуточные черты строения родительских форм но обычно по внешнему виду ближе к материнскому виду, нежели к отцовскому. Такие гибриды растут быстрее ерша и окуня и являются больше приспособленными к неблагоприятным значениям температуры, загрязнения воды, лучше переносят голод. При этом гибриды мужского пола стерильны (не могут давать потомство), а гибриды женского пола могут давать потомство с мужскими особями как ерша так и окуня. Гибриды ерша обычного и ерша дунайского имеют окраску и характеристики скелета, которые являются промежуточными относительно родительских видов но, что касается их размножения, достоверных сведений сейчас нет.

Образ жизни

Распространение ерша в Северной Америке

Ёрш является очень неприхотливым, обычно стайным видом и очень хорошо чувствует себя в широком спектре условий окружающей среды. Его можно найти как в пресных, так и в соленовато-водных водоёмах с показателем солёности до 10-12 °/°°; в системах озёрного и проточного типа; на глубинах от 0,25 до 85 метров; на уровне моря и в горных ареалах и от олиготрофных до эвтрофных вод; критические значения температуры воды для выживания ерша — это 0-2°С и 34,5 °C. И, несмотря на такой широкий спектр приемлемых условий, в целом могут быть выделены три основные черты мест обитания этого вида. Идеальными условиями для этой рыбы являются тихие водоёмы с мягким дном, не укрытым водяной растительностью; обычно плотность популяции ерша растет вместе с ростом показателя эвтрофикации. Мягкодонные участки более привлекательны для ерша с учётом того, что преимущественное большинство объектов его питания водится именно в таких местах, а также потому, что такие участки обычно ассоциированы с относительно глубокими и затенёнными частями водоёма — так как все виды рода Ёрш имеют физиологические адаптации, способствующие приспособлению к жизни в условиях малого количества света.

В отличие от остальных представителей семейства окунёвых, плотность популяции которых является максимальной при средних показателях эвтрофикации водоёма (в мезевтрофных условиях), ёрш достигает максимума численности в эвтрофных и гиперевтрофных условиях; численность ерша растет при поступлении минеральных и органических удобрений антропогенного происхождения вплоть до таких их значений, которых практически никакие другие виды рыб не выдерживают.

Для объяснения позитивной корреляции между уровнем эвтрофикации водоёма и численностью ерша существуют четыре основные гипотезы.

1. Питание ерша проходит более эффективно в условиях слабого освещения, которые присущи ситуации вспышки численности водорослей, спровоцированной эвтрофикацией водоёма.

2. Количество и разнообразие бентосных организмов, которые являются основной пищевой базой ерша, может повышаться (особенно, что касается мелких видов) в ответ на повышение поступления органических веществ с седиментами, число которых растёт при эвтрофикации.

3. Повышение биопродуктивности водоёма в начале процесса эвтрофикации может уменьшать нагрузку хищников на популяцию ерша за счёт частичной переориентации их на другие виды, а при достижении гиперэвтрофных условий благодаря уменьшению популяции хищников, вызванному токсичным влиянием эвтрофицирующих веществ.

4. И, наконец, ёрш может физиологически быть приспособленным к гиперэвтрофным условиям лучше других видов.

Размножение

Половой зрелости ёрш обычно достигает в возрасте 2-3 лет, при размерах тела около 11-12 сантиметров; в некоторых водоёмах ерши могут начать размножаться и в возрасте одного года, что исследователи объясняют приливом тёплой, в основном, воды или высоким уровнем смертности на ранних стадиях жизни в данной популяции.

Икру этот вид откладывает на очень широкий спектр субстратов на глубине 3 метра и меньше, при этом её не охраняя. Нерест происходит с середины апреля по июнь, в довольно широком диапазоне температур — известны случаи нереста как при 6 °C, так и при 18 °C. Интервал значений рН, при которых икра ерша может нормально развиваться, является одним из наибольших среди рыб, для которых известен данный параметр, и лежит между значениями 6.5 и 10.5.

Ёрш может откладывать 2-3 кладки икры во время одного акта нереста; количество икринок зависит от размеров самки и содержит от 10 до 200 тысяч штук. Диаметр икринок также зависит от размеров самки и находится в интервале 0.34-1.3 мм, при этом икринки первой кладки всегда больше и желтее по сравнению со второй и третьей. Развитие икры длится 5-12 суток при температуре от 10 до 15 °C.

В некоторых популяциях у ерша регистрировались случаи гермафродитизма. Например, в Финском заливе Балтийского моря в гонадах (половых железах) приблизительно 25 % всех обследованных ершей содержались как сперматозоиды, так и яйцеклетки; при этом 85 % этих рыб имели гонады «мужского» типа. Около половины этих гермафродитов функционировали как нормальные самцы, для другой половины, представители которой функционировали как самки, плодовитость находилась в разбросе от нормальных значений до полной стерильности, и лишь 2 % гермафродитов могли функционировать попеременно и как самцы, и как самки. Наличие большого количества таких «транссексуальных» рыб, тем не менее, не меняло значения продуктивности данной популяции по сравнению с другими.

Жизненный цикл

В большинстве случаев исследователи определяют возраст ерша количеством наростов на чешуе; также иногда как индикатор возраста используется количество шаров в отолитах. Самки ерша могут доживать, максимум, до 11 лет, а самцы в основном не переживают семи лет; при этом в природных популяциях до 93 % составляют рыбы возрастом от 1 до 3 лет.

В начале жизни мальки ерша питаются преимущественно коловратками и личинками копепод; для ершей длиной более 1 см основным пищевым ресурсом становятся циклопы, личинки хирономид и ветвистоусые рачки. Наиболее потребляемыми родами хирономид являются Chironomus (особенно вид Chironomus plumosus) и Procladius. Со временем, по мере роста, доля хирономид в рационе ерша уменьшается. Основной пищевой ресурс взрослого ерша — разнообразные (в основном бентосные) черви, мелкие ракообразные и пиявки. Ерши, выловленные в соленоватоводных водоёмах или на больших глубинах (30 метров та более), также оказались активными потребителями макроскопических ракообразных — таких, как Pallasea quadrispinosa, Pontoporeia affinis, Mysis relicta, Neomysis integer, Diaporeia affinis и Gammarus spp. Ерши активно питаются на протяжении всего года, хотя поздней осенью и зимой не в таких объёмах, как летом. Главным органом чувств, который использует ёрш при поиске добычи, является боковая линия. При этом даже ослеплённый ёрш может находить недвижимую добычу, ориентируясь исключительно благодаря этому органу чувств. Тем не менее, при питании в течение светлой части суток ёрш также активно использует и зрение.

Основными пищевыми конкурентами ерша в Европе и Азии являются другие рыбы-бентофаги, такие как лещ, чебак, большая плотва, осетровые, корюшка, окунь, угорь и т. д. Наиболее жёсткая межвидовая конкуренция происходит между ершом и окунем, потому что объекты питания молодого окуня и ерша практически полностью идентичны. Существуют наблюдения, что при увеличении численности популяции ерша темпы роста рыб в ней значительно снижаются: у ерша существует и внутривидовая конкуренция за пищевые ресурсы.

Природные враги ерша, которые могут поедать большое количество особей, это судак, щука, большой окунь; также в небольшом количестве ершей уничтожают налим, угорь, сом и лососи. Изредка наблюдались случаи каннибализма.

Кроме того, ершей активно ловят бакланы, разные виды цапель.

Примечания

  1. ↑ Решетников Ю. С., Котляр А. Н., Расс Т. С., Шатуновский М. И. Пятиязычный словарь названий животных. Рыбы. Латинский, русский, английский, немецкий, французский. / под общей редакцией акад. В. Е. Соколова. — М.: Рус. яз., 1989. — С. 251. — 12 500 экз. — ISBN 5-200-00237-0
  2. ↑ Zadorozhnaya, Y. A. 1978. The seasonal and diurnal dynamics of the feeding of the white bream, Blicca bjoerkna, from Mozhaysk Reservoir. Journal of Ichthyology 18:765-775.

  • Adams, C. E. 1991. Shift in pike, Esox lucius L., predation pressure following the introduction of ruffe, Gymnocephalus cernuus (L.) to Loch Lomond. Journal of Fish Biology 38:663-667.
  • Adams, C. E., and R. Tippett. 1991. Powan, Coregonus lavaretus (L.), ova predation by newly introduced ruffe, Gymnocephalus cernuus (L.), in Loch Lomond, Scotland. Aquaculture and Fisheries Management 22:239-246.
  • Ahlbert, I. B. 1970. The organization of the cone cells in the retinae of four teleosts with different feeding habits (Perca fluviatilis L., Lucioperca lucioperca L, Acerina cernua L and Coregonus albula L). Arkiv for Zoologi 22(11):445-481.
  • Alarotu, H. 1944. Untersuchungen uber die an fischen in Finnland lebenden monogenetischen trematoden. Acta Zoologica Fennica 43:5-52. [In German]
  • Aleksandrova, A. I. 1974. A morphological and ecological description of the ruffe (Acerina cernua) of the middle reaches of the Dnieper. Journal of Ichthyology 14:53-59.
  • Ali, M. A., and M. Anctil. 1968. Correlation entre la structure retinienne et l'habitat chez Stizostedion vitreum vitreum et S. canadense. Journal of the Fisheries Research Board of Canada 25:2001-2003. [in French with English summary]
  • Ali, M. A., R. A. Ryder, and M. Anctil. 1977. Photoreceptors and visual pigments as related to behavioural responses and preferred habitats of perches (Perca spp.) and pikeperches (Stizostedion spp.). Journal of the Fisheries Research Board of Canada 34:1475-1480.
  • Anttila, R. 1973. Effects of sewage on the fish fauna in the Helsinki area. Oikos Supplementum 15:226-229.
  • Appelberg, M. 1990. Population regulation of the crayfish Astacus astacus L. after liming an oligotrophic, low-alkaline forest lake. Limnologica 20:319-327.
  • Bagge, P., and L. Hakkari. 1982. The food and parasites of fish in some deep basins of northern L. Paijanne. Hydrobiologia 86:61-65.
  • Bagge, P., and L. Hakkari. 1985. Fish fauna of stony shores of Lake Saimaa (Southeastern Finland) before and during the floods (1980-82). Aqua Fennica 15:237-244.
  • Bakanov, A.I., V. I. Kiyashko, M. M. Smetanin, and A. S. Strel'nikov. 1987. Factors affecting fish growth. Journal of Ichthyology 27(5):124-132.
  • Balagurova, M. V. 1963. The biological basis for rational regulation of fishery on Syam group lakes, Karelya. Academy of Science Press, Moscow-Leningrad. 88 pp.
  • Balon, E. K., W. T. Momot, and H. A. Regier. 1977. Reproductive guilds of percids: results of the paleological history and ecological succession. Journal of the Fisheries Research Board of Canada 34:1910-1921.
  • Bast, H., H. Winkler, and W. Hahn. 1983. Remarks on the biology and importance of the porcupine fish (Gymnocephalus cernua) in the chain of shallow waters. Fischerei Forschung 21(4):34-38. [In German]
  • Bastl, I. 1988. On the reproduction biology of three Gymnocephalus species (Pisces: Percae). Prace Ustavu Rybar. Hydrobiol 6:9-31.
  • Lindesjoo, E., and J. Thulin. 1990. Fin erosion of perch Perca fluviatilis and ruffe Gymnocephalus cernua in a pulp mill effluent area. Diseases of Aquatic Organisms 8:119-126.
  • Logvinenko, B. M., O. P. Kodolova, and I. B. Polyanskaya. 1983. Polymorphism of nonspecific esterases of ruffe, Gymnocephalus cernua (Percidae). Journal of Ichthyology 23:165-168.
  • Maitland, P. S. 1977. The Hamlyn guide to freshwater fishes of Britain and Europe. Hamlyn Publishing Group, Ltd. London. 256 pp.
  • Maitland, P. S. 1990. Biology of fresh waters, 2nd ed. Blackie and Son, Ltd. 276 pp.
  • Maitland, P. S., and K. East. 1989. An increase in numbers of ruffe, Gymnocephalus cernua, in a Scottish loch from 1982 to 1987. Aquaculture and Fisheries Management 20:227-228.
  • Maitland, P. S., K. East, and K. H. Morris. 1983. Ruffe Gymnocephalus cernua, new to Scotland, in Loch Lomond. Scottish Naturalist 1983:7-9.
  • Marshall, T. R. 1977. Morphological, physiological, and ethological differences between walleye (Stizostedion vitreum vitreum) and pikeperch (S. lucioperca). Journal of the Fisheries Research Board of Canada. 34: 1515-1523.
  • Matkovskiy, A. K. 1987. On the methods of analysis of data on feeding of predatory fishes: Regression analysis between fragments of prey organisms and their body length (for the fishes of the Middle Ob'). Journal of Ichthyology 27:113-117.
  • Mattila, J. 1992. The effect of habitat complexity on predation efficiency of perch Perca fluviatilis L. and ruffe Gymnocephalus cernuus (L.). Journal of Experimental Marine Biology and Ecology ??:55-67.
  • Mattila, J., and E. Bonsdorff. 1989. The impact of fish predation on shallow soft bottoms in brackish waters (SW Finland); An experimental study. Netherlands Journal of Sea Research 23:69-81.
  • Mayr, B., M. Kalat, and M. Lambrou. 1987. Band karyotypes and specific types of heterochromatins in several species of European percid fishes. Genetica. 75:199-205.
  • Mikkola, H., H. Oksman, and P. Shemeikka. 1979. Experimental study of mortality in vendace and whitefish eggs through predation by bottom fauna and fish. Aqua Fennica 9:68-72.
  • Mills, C. A., and A. Eloranta. 1985. The biology of Phoxinus phoxinus and other littoral zone fishes in Lake Konnevesi, central Finland. Ann. Zool. Fennici 22:1-12.
  • Moller, H., K. Anders, M. Fiedler, G. Costa, B. Dieckwisch, S. Klatt, H. Luchtenberg, C. Pohl, K. Ronnau, S. Schroder, and M. Voigt. 1988. Fischbestande und fischkrankheiten in der Unter-Elbe 1984-1986. Kiel: Moller 1988. 344 pp. [In German] [not in Biolib]
  • Nagiec, M. 1977. Pikeperch (Stizostedion lucioperca) in its natural habitats in Poland. Journal of the Fisheries Research Board of Canada. 34:1581-1585.
  • Nagy, S. 1988. Summer diet of dominant fish species in the Zofin Branch of the Danube. Prace Ustavu Rybarstva a Hydrobiologie 6:59-79.
  • Neja, Z. 1988. On some problems of reproduction of ruffe, Gymnocephalus cernuus (L., 1758) in the Lake Dabie. Acta Ichthyologica et Piscatoria 18:33-50.
  • Neuhaus, E. 1934. Studien uber das Stettiner Haff und seine Nebengewasser. 3. Untersuchungen uber den Zander. Z. Fisch. Deren Hilfswiss. 32:599-634. [In German] [not in Biolib]
  • Neuman, E. 1979. Catch-temperature relationship in fish species in a brackish heated effluent. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 58:88-106.
  • Neuman, E., and P. Karas. 1988. Effects of pulp mill effluent on a Baltic coastal fish community. Water Science and Technology 20(2):95-106.
  • Nilsson, N. 1979. Food and habitat of the fish community of the offshore region of Lake Vanern, Sweden. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 58:126-139.
  • Nilsson, N. 1985. The niche concept and the introduction of exotics. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 62:128-135.
  • Nygren, A, P. Edlund, U. Hirsch, and L. Ahsgren. 1968. Cytological studies in perch (Perca fluviatilis L.), pike (Esox lucius L.), pike-perch (Lucioperca lucioperca L.), and ruffe (Acerina cernua L.). Hereditas 59:518-525.
  • Nyman, O.L. 1975. Allelic selection in a fish (Gymnocephalus cernua (L.)) subjected to hotwater effluents. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 54:75-82.
  • Opalatenko, L. K. 1967. Percids of the Upper Dniester. Vestn. zool. 2:???-???.
  • Page, L. M. 1985. Evolution and reproductive behaviors in percid fishes. Illinois Natural History Survey Bulletin. 3:275-295.
  • Pavlovskiy, S. A., and O. P. Sterligova. 1986. Predation of ruffe, Gymnocephalus cernuus, and benthic invertebrates on the eggs of Lake Syam whitefish, Coregonus lavaretus pallasi. Journal of Ichthyology 26:80-86.
  • Peirson, G., M. Cryer, I. J. Winfield, and C. R. Townsend. 1986. The impact of reduced nutrient loading on the fish community of a small isolated lake, Alderfen Broad. Proceedings of the 4th British Freshwater Fisheries Converence. 4:167-175.
  • Persson, L., and L. Greenberg. 1990a. Juvenile competitive bottlenecks: the perch (Perca fluviatilis)-roach (Rutilis rutilis) interaction. Ecology 71:44-56.
  • Persson, L., and L. Greenberg. 1990b. Interspecific and intraspecific size class competition affecting resource use and growth of perch, Perca fluviatilis. Oikos 59:97-106.
  • Persson, L., S. Diehl, L. Johansson, G. Anderson, and S. F. Hamrin. 1991. Shifts in fish communities along the productivity gradient of temperate lakes - patterns and the importance of size-structured interactions. Journal of Fish Biology. 38:281-293.
  • Pervozvanskiy, V. Y., and V. F. Bugayev. 1992. Notes on the ecology of the northern pike, Esox lucius, from the Keret' River (White Sea basin). Journal of Ichthyology 32(4):116-126.
  • Peters, H., A. Kohler, and H. Kranz. 1987. Liver pathology in fishes from the lower Elbe as a consequence of pollution. Diseases of Aquatic Organisms 2:87-97.
  • Pethon, P. 1980. Variations in the fish community of the Øra estuary, SE Norway, with emphasis on the freshwater fishes. Fauna norv. Ser A1:5-14.
  • Petlina, A. P. 1967. Biology of the ruffe from Western Siberia. Author's abstract of candidature thesis. Tomsk Univ. Press.
  • Petrushevski, G. K., and S. S. Shulman. 1961. The parasitic diseases of fishes in the natural waters of the U.S.S.R. pp. ???-??? in V. A. Dogiel, G. K. Petrushevski, and Y. I. Polyanski. Parasitology of Fishes.
  • Pihu, E., and A. Maemets. 1982. The management of fisheries in Lake Vortsjarv. Hydrobiologia 86:207-210.
  • Pihu, E. H., and E. R. Pihu. 1974. The food of main predacious fish of Pskov-Chudskoy Lake. Izv. Gos. Nauchno Issled. Inst. Ozern. Rechn. Rybn. Khoz. 83:136-143.
  • Pitcher, T. J., and J. R. Turner. 1986. Danger at dawn: experimental support of the twilight hypothesis in shoaling minnows. Journal of Fish Biology 29A:59-70.
  • Pokrovskii, V. V. 1961 Basic environmental factors determining the abundance of whitefish. Trudy Soveshchanii 13:228-234.
  • Popova, O. A., and L. A. Sytina. 1977. Food and feeding relations of Eurasian perch (Perca fluviatilis) and pikeperch (Stizostedion lucioperca) in various waters of the USSR. Journal of the Fisheries Research Board of Canada 34:1559-1570.
  • Pratt, D. 1988. Distribution and population status of the ruffe in the St. Louis estuary and Lake Superior. Great Lakes Fishery Commission, Lake Superior Committee. ?? pp.
  • Rab, P. P. Roth, and B. Mayr. 1987. Karyotype study of eight species of European percid fishes (Pisces, Percidae). Caryologica 40:307-318.
  • Rundberg, H. 1977. Trends in harvests of pikeperch (Stizostedion lucioperca), Eurasian perch (Perca fluviatilis), and northern pike (Esox lucius) and associated environmental changes in Lakes Malaren and Hjalmaren, 1914-1974. Journal of the Fisheries Research Board of Canada. 34:1720-1724.
  • Ryder, R. A., and S. R. Kerr. 1978. The adult walleye in the percid community -- A niche definition based on feeding behaviour and food specificity. American Fisheries Society Special Publication 11:39-51.
  • Salojarvi, K., and P. Ekholm. 1990. Predicting the efficiency of whitefish (Coregonus lavaretus L. s.l.) stocking from pre-stocking catch statistics. pp. 112-126. in W. L. T. van Densen, B. Steinmetz, and R. H. Hughes [eds.]. Management of freshwater fisheries. Centre for Agricultural Publishing and Documentation. Wageningen, Netherlands.
  • Samokhvalova, L. K. 1982. Osobennosti pitaniya sudaka v kurshskom zalive Baltijskogo Morya v osennij period. pp. 67-74. In Pitanie I pishchevye otnosheniya ryb I bespozvonochnykh Atlantis-cheskogo Okeana. Atlantniro. Kaliningrad.
  • Sanchez Sanjose, B. 1984. Further contribution to the growth of the ruffe, Acerina cernua (Pisces: Perciformes). Vestn. cs. Spolec. zool. 48:215-222.
  • Sandlund, O. T., T. F. Naesje, L. Klyke, and T. Lindem. 1985. The vertical distribution of fish species in Lake Mjosa, Norway as shown by gillnet catches and echo sounder. Institute of Freshwater Research - Drottningholm. 62:136-149.
  • Selgeby, J. H., and D. H. Ogle. 1991. Trophic relations of ruffe and the status of ongoing research in the St. Louis River Estuary, Lake Superior, 1990. Great Lakes Fishery Commission, Lake Superior Committee. 15 pp.
  • Selgeby, J. H., and D. H. Ogle. 1992. Trophic relations of ruffe and the status of ongoing research in the St. Louis River Estuary, Lake Superior, 1991. Great Lakes Fishery Commission, Lake Superior Committee. 10 pp.
  • Shamardina, I. P. 1967. Feeding of some fishes in Lake Glubokoe. Voprosy Ikhtiologii 7:1041-1053. [In Russian].
  • Shilenkova, A. K. 1962. Some data on the systematics and biology of the ruffe of Lake Bol'shoy Dzhalangash. Uch. zap. Karagandinsk. ped. inst., 111(2):???-???. [In Russian].
  • Shmidtov, A. I., and V. V. Varfolomeyev. 1952. The importance of the ruffe in the fish industry and its morphobiological characteristics in the Lower Kama and the Middle Volga. Uch. zap. Karazansk. gos. univ., 112(7):???-???. [In Russian].
  • Simon, T. P., and J. T. Vondruska. 1991. Larval identification of the ruffe, Gymnocephalus cernuus in the St. Louis River Estuary, Lake Superior drainage basin, Minnesota. Canadian Journal of Zoology 69:436-442.
  • Slade, J., and K. Kindt. 1992. Surveillance for ruffe in the upper Great Lakes, 1992. Completion report. USFWS- Fishery Resources Office, Ashland Wisconsin. 8 pp.
  • Swennen, C., H. J. L. Heessen, and A. W. M. Hocker. 1979. Occurrence and biology of the trematodes Cotylurus (Ichthyocotylurus) erraticus, C. (I.) variegatus and C. (I.) platycephalus (Digenea: Strigeidae) in the Netherlands. Netherlands Journal of Sea Research 13:61-191.
  • Swenson, W. A. 1977. Food consumption of walleye (Stizostedion vitreum vitreum) in relations to food availability and physical conditions in Lake of the Woods, Minnesota, Shagawa Lake, and western Lake Superior. Journal of the Fisheries Research Board of Canada 34:1643-1654.
  • Szabo, A., J. Nemcsok, P. Kasa, and D. Budai. 1991. Comparative study of acetylcholine synthesis in organs of freshwater teleosts. Fish Physiology and Biochemistry 9:93-99.
  • Talhelm, D. R. 1988. Economics of Great Lakes fisheries: a 1985 assessment. Technical report 54. Great Lakes Fishery Commission.
  • Taylor, J. N., W. R. Courtenay Jr., and J. A. McCann. 1984. Known impacts of exotic fishes in the continental United States. pp. 322-373. In Courtenay, W. R., Jr., and J. R. Stauffer, Jr. [eds.] Distribution, biology, and management of exotic species. John Hopkins University Press. Baltimore, MD.
  • Thomas, K., and F. Ollevier. 1992. Paratenic hosts of the swimbladder nematode Anguillicola crassus. Diseases of Aquatic Organisms 13:165-174.
  • Thulin, J., J. Hoglund, and E. Lindesjoo. 1988. Diseases and parasites of fish in a bleached kraft mill effluent. Water Science and Technology 20(2):179-180.
  • Titova, V. F. 1973. The Syamozero whitefish. Petrozavodsk, Karelia. 97 pp. [In Russian]
  • Titova, V. F., and O. P. Sterligova. 1977. Ichthyofauna. pp. 125-185 In Syamozero and prospects of its utilization in fish farming. [In Russian]
  • Travkina, G. L. 1971. Use of quantitative assessment to characterize the state of fish ovaries. Journal of Ichthyology 11:120-123.
  • Valtonen, E. T., M. Prost, and R. Rahkonen. 1990. Seasonality of two gill monogeneans from two freshwater fish from an oligotrophic lake in Northeast Finland. International Journal for Parasitology 20:101-107.
  • Van Densen, W. L. T., W. G. Cazemier, W. Dekker, and H. G. J. Oudelaar. 1990. Management of the fish stocks in Lake IJssel, The Netherlands. pp. 313-327. in W. L. T. van Densen, B. Steinmetz, and R. H. Hughes [eds.]. Management of freshwater fisheries. Centre for Agricultural Publishing and Documentation. Wageningen, Netherlands.
  • Van Dobben, W. H. 1952. The food of the cormorant in the Netherlands. Ardea 40:1-63.
  • Van Netten, S. M. 1991. Hydrodynamics of the excitation of the cupula in the fish canal lateral line. Journal of the Acoustical Society of America 89:310-319.
  • Vollestad, L. A. 1986. Habitat use, growth, and feeding of pike (Esox lucius L.) in four Norwegian lakes. Archiv fur Hydrobiologie 108:107-117.
  • Von Bekesy, G. 1967. Some similarities in sensory perception of fish and man. pp. 417-435. in P. Cahn [editor]. Lateral Line Detectors. Indiana University Press.
  • Webb, P. W., and J. M. Skadsen. 1980. Strike tactics of Esox. Canadian Journal of Zoology 58:1462-1469.
  • Weissenberg, R. 1965. Fifty years of research on the lymphocystis virus disease of fishes (1914-1964). Annals of the New York Academy of Science. 126:362-374.
  • Winfield, I. J. 1992. Threats to the lake fish communities of the U.K. arising from eutrophication and species introductions. Netherlands Journal of Zoology 42:233-242.
  • Witkowski, A. and M. Kolacz. 1990. Geographic and ecological variability of Gymnocephalus cernuus from Poland. Fragmenta Faunistica (Warsaw). 33:149-178. [In Polish, with Enlish and Russian summaries].
  • Wootten, R. 1974. The spatial distribution of Dactylogyrus amphibothrium on the gills of ruffe Gymnocephalus cernua and it relation to the relative amounts of water passing over the parts of the gills. Journal of Helminthology 48:167-174.
  • Wubbels, R. J. 1991. Phase reversal in the lateral line of the ruff (Acerina cernua) as cue for directional sensitivity. Comparative Biochemistry and Physiology (A) 100:571-573.
  • Wunder, W. 1930. Bau und funktion der netzhaut beim Zander (Lucioperca sandra Cub. und Val.) und einigen anderen im Balatonsee haufigen fischarten. Z. Vergl. Physiol. 11:749-766. [In German].
  • Zadorozhnaya, Y. A. 1978. The seasonal and diurnal dynamics of the feeding of the white bream, Blicca bjoerkna, from Mozhaysk Reservoir. Journal of Ichthyology 18:765-775.
  • Zyznar, E. S., and M. A. Ali. 1975. An interpretive study of the organization of the visual cells and tapetum lucidum of Stizostedion. Canadian Journal of Zoology 53:180-196.

dic.academic.ru

Ёрш

Ерша сложно отнести к рыбе, о которой мечтает рыбак. Хотя при определенных условиях, ей весьма рады. Уха из этой небольшой особи с добавлением окуня славиться своими вкусовыми качествами. Ёрш встречается в большинстве рек Евразии, живет в пресных водоемах, хотя может обитать и в водах с небольшой соленостью. Относиться к окуневым. Всего известно 4 вида, но наиболее распространенным в Европе является обыкновенный.

Описание ерша

Отличительной чертой представителя окуневых является спинной плавник. Он имеет острые шипы. Есть заострения и на жабрах. При опасности особь оттопыривает их. Такая система защиты компенсирует небольшие размеры. Длина взрослой особи 8-15 сантиметров, масса до 25 грамм. В крупных реках крайне редко, но встречаются экземпляры длиной 30 сантиметров, весом в 500 грамм. Впрочем, это огромная редкость. Если рыбаку попадется особь весом около 100 грамм, ему крупно повезет. Описание тела:

  • компактное, по бокам сжатое;
  • рот выдвигается, маленький;
  • зубы щетинковидные;
  • голова крупная, составляет 20-30% от всей длины;
  • глаза крупные, на выкате;
  • радужка глаз мутная с синевой;
  • спинные плавники различимы, хотя и срощены;
  • чешуя плотно прилегает к телу, на голове ее нет.

Ерши могут слегка отличаться высотой тела, количеством шипов, чешуек. На это влияет место его обитания. По половому признаку особи отличить можно только в сравнении. У самцов выше тело, больше грудные плавники и крупнее глаза.

Окрас рыбы ёрш

Ёрш не отличается особо выдающимся окрасом. Общий фон темно-серый, не яркий. По спине, голове, бокам видны множественные темные пятнышки и точки. Окрас по всему телу неоднородный:

  • Спина – чаще всего серовато-зеленого тона, на основном фоне расположены бурые пятна неправильной формы.
  • Бока – желтоватого оттенка.
  • Брюшко – светлое, почти белое.

На окрас сильное влияние оказывает внешняя среда обитания. В реках с грунтом из песка рыбы светлее. В воде с илистым дном они темного тона с бурыми вкраплениями. В мутном грунте они напоминают древесный сучок. Возможно, это способ слиться с окружающей средой. Рыба приобретает окрас местности, в которой обитает. И все же ее довольно легко отличить от остальных речных жителей. Когда ее вынимают из воды, она растопыривает свои колючие «щеки» и плавники,а так же сгибает на бок хвост. Так ёрш показывает, что вооружен и готов сражаться.

Разновидности

Помимо обыкновенного, известен также донской и полосатый ёрш. Донской обитает в реках: Днестр, Днепр, Кубань и прочих, которые относятся к бассейнам Азовского и Черного моря. В Киеве его называют бобырем, а на Дону – свиночкой. Ёрш не имеет хозяйственной ценности, хотя в длину достигает 20 сантиметров. Полосатый вид водится в бассейне реки Дунай и Тиса. Он отличается темными продольными полосками на боках. Обычно их 3-4 штуки. В среднем вырастает до 18 сантиметров. Также не имеет хозяйственной ценности. Существует и гибридный вид. Обыкновенный ёрш может скрещиваться с окунем. Гибрид больше напоминает сородича с шипами. Растет он быстрее своих родителей, хорошо приспосабливается к загрязненной воде, низким температурам. Также он способен переносить голод. Самцы гибридов не способны иметь потомства. Для размножения используют самцов обыкновенных особей.

Ареал обитания рыбы ёрш

Ёрш – неприхотливая рыба. Встречается на всех глубинах, хотя предпочитает дно. На протяжении года живет в стае, блуждая у грунта. В реках предпочитает места со слабым течением. Активен он на протяжении всего дня, но относится к рыбам сумеречного образа жизни. Зимует в устьях не крупных рек, не любит перемещаться на большие расстояния. Его можно отнести к оседлым рыбам. Комфортно себя чувствует в ямах, омутах, озерах. Природный ареал обитания:

  • Франция – восточные земли;
  • Англия – восточные территории;
  • реки – бассейн Черного, Балтийского моря;
  • озера – Шотландии, Италии, Норвегии.

В ХХ веке рыбу случайно перевезли в Северную Америку, а точнее в реку Сент-Луис. Оттуда она попала в систему Великих озер. Особи постепенно распространяются по водоемам этой местности.

Чем питается взрослая особь и молодняк

Ёрш предпочитает тихие водоемы с дном без растительности. Именно там обитают те животные, которыми он питается. А ест он круглые сутки, даже зимой. Ёрш в больших количествах уничтожает икру других видов. Если ершей много, то увеличивается угроза истребления популяции целых видов, которые иногда намного ценнее прожорливого плавуна. О его нездоровом аппетите известно давно. Он за один раз съедает намного больше чем лещ. Именно поэтому его считают серьезным конкурентом для других рыб. Рацион состоит из следующих животных:

  • рачки;
  • мотыль;
  • личинки;
  • молодняк рыб;
  • некоторые виды растений.

Мальки питаются коловрадками, личинками. Молодь, которая достигла в длину 1 сантиметр и более, ест циклопов, ветвистоусых рачков. Растущие ерши едят много хирономид, но по мере своего роста, они переключаются на другую пищу. Несмотря на такое интенсивное питание, растет он очень медленно. За первые 2 года ёрш удлиняется на 4 сантиметра, а потом рост практически прекращается. Конкурентами по пище у особей считаются лещи, большая плотва, окуни, угри, осетровые. Наибольшая вражда замечается между ершом обыкновенным и окунем. Связано это с тем, что объектами их рациона являются одни и те же животные.

Процесс размножения

Ёрш готов к размножению в 2-3 года. В этот период рыба вырастает до 12 сантиметров. На практике было замечено, что в ряде водоемов встречаются годовалые особи способные к нересту. Связывают это с теплотой воды. Все физиологические процессы ускоряются в теплой среде. Другой причиной раннего полового созревания называют большой процент смертности на ранних этапах жизни. Обычно нерест у ерша начинается к концу зимы, в апреле и продолжается до июня когда стаи этой рыбы выходят на мелководье. Даже ради нереста они не уходят далеко, как это делают другие виды. Иногда нерест происходит еще в феврале. Зависит это от процесса таяния льда. В реках они начинаются раньше, чем в озерах. Первыми начинают крупные особи, за ними – средние, а последними идут – мелкие. Нерестятся рыбы стаями. В одной группе может насчитываться от 100 до 2000 особей. Происходит все ночью. У дна плавают кругами все представители стаи, наталкиваясь друг на друга, перепрыгивая через собратьев. Постепенно дно покрывается субстанцией, которая состоит из икринок и молоков. Икру связывает студенистая слизь. Она помогает прикрепиться частицам к камням либо другой поверхности. Хоть и редко, но они могут осесть на траву и водоросли.

Особенности размножения ерша:

  1. Самка кладет икру на любую поверхность. Глубина не достигает 3 метров.
  2. Один нерест позволяет сделать 2-3 кладки.
  3. Ёрш не охраняют икру.
  4. Икра развивается относительно быстро. Мальки появляются за 12 дней при температуре вводы +10-15ᵒС.
  5. Определенный процент особей является гермафродитом. То есть они имеют мужские и женские половые клетки. Например, в Балтийском море таких ершей около 25%. Двуполую жизнь ведут не все из них. Большинство выбирают роль самца либо самки.

Количество икры за одну кладку зависит от внешних факторов. В одном месте самка выметает 10 тысяч клеток, в другом – 200 тысяч. Но в кладке с меньшим количеством икринок их величина значительно больше. Помимо внешних факторов на величину эмбрионов и их количество влияют габариты самки.

Естественные враги рыбы ёрш

Ёрш относится к не крупной рыбе, поэтому имеет много врагов. Даже ее грозные шипы не гарантируют долгой жизни и спасения от хищников. В естественной среде особи поедаются судаком, щукой. Их могут съесть угри, сомы, лососи. Наблюдались даже случаи каннибализма. Интересно, что маленький окунь является конкурентом в еде, а большой окунь питается ершом. Но не только с воды ожидает опасность. Едят этих рыб и птицы, такие как баклан, цапля. Молодняк хватает зимородок, крохаль.

Популяция и статус вида

Ёрш – рыба, вызывающая наименьшие опасения. Таков ее охранный статус. Это означает, что их количество в природе не вызывает опасений за возможное исчезновение. По продолжительности жизни можно провести параллели с человеком – самцы живут меньше. Правда, в процентном соотношении эта разница не совсем верна. У людей женщины живут в среднем на 10 лет дольше, а у ершей самки проживают на 50% больше. Так самец живет 3-4 года, а если повезет то 7 лет, а самка доживает до 11-12 лет. Но, несмотря на это, популяция этих рыб состоит на 93% из молодых особей возрастом 2-3 года.

Промысловая ценность и ловля ерша

Из-за своей многочисленности, ёрш составляет большой процент уловов в промысловых целях. Сам по себе он не имеет существенного хозяйственного значения. Во многих странах вылов этой рыбы неуклонно снижается, особенно со второй половины прошлого века. А вот в качестве объекта любительского рыболовства, ёрш довольно таки ценится. Его можно ловить круглый год. Лучше всего он клюет осенью. Именно в это время особи собираются в большие стаи и обитают в ямах. Имея сноровку можно поймать нескольких представителей вида, используя одного червя. В качестве наживки можно использовать все – от мотыля до листочка. Рекомендуют использовать немного раздавленного дождевого червя. Ловить нужно со дна. Для этого подойдет обычная удочка, снасть с поплавком. Грузило нужно установить у дна. Подсекать лучше спокойно и не размашисто, чтобы не порвать рыбе мясистые губы. Не менее важно правильно освободить рыбу. Это нужно сделать так, чтобы не поранится. Если клев отсутствует на протяжении 15 минут, это означает, что ерша на этой территории нет. Тогда стоит сменить место. Начинающим рыболовам подобный объект лова подходит идеально, поскольку особь клюет на все и не срывается с крючка. Опытных рыбаков назойливость этой рыбы иногда выводит из себя, поскольку она мешает ловить другие виды.

Пищевая ценность ерша

В кулинарии эта рыба используется не часто. Связано это с костистым телом и большим количеством шипов. Но благодаря сильной клейкости, его используют в приготовлении ухи, желе под заливную рыбу. Также ее можно завялить. В мясе содержится много белка, аминокислот, витаминов группы РР, минеральных веществ. Больше всего в мясе фтора, хлора, хрома. Также есть никель, молибден, немного цинка. При этом калорийность очень низкая. Юшка из ерша подходит для диетического питания.

Видео про ерша

Источник: https://madhunter.ru/ryba-yors/

madhunter.ru

Ерш рыба. Образ жизни и среда обитания рыбы ёрш

Ерш – широко распространенная в России рыба, известная своими острыми колючками. Являясь родственниками окуней, ерши обитают в реках и озерах с чистой водой и песчаным или каменистым дном.

Особенности и среда обитания рыбы ерш

Род Ерш включает 4 вида рыб, самый распространенный из них – обыкновенный ерш. Это небольшая рыбешка, длина которой составляет 10-15 см, очень редко 20-25 см. Как выглядит рыба ерш обыкновенный?

Окраска его тела может варьировать от песчаной до буровато-серой и зависит от среды обитания: рыбы, живущие в водоемах с песчаным дном, имеют более светлые тона, чем их сородичи из илистых или каменистых озер и рек. На спинных и хвостовых плавниках ерша есть черные или бурые точечки, грудные плавники большие и бесцветные.

Естественный ареал обыкновенного ерша простирается от Европы до реки Колымы в Сибири. В Европейской части России распространен практически повсеместно. Излюбленные места обитания – озера, пруды или реки со слабым течением. Обычно держится у дна недалеко от берега.

Кроме обыкновенного, в бассейнах рек Дон, Днепр, Кубань и Днестр живет носатый ерш, или бирючок, как называют его местные рыболовы. Эта рыба немного крупнее, чем обыкновенный ерш, и имеет спинной плавник, разделенный на две части.

Чтобы научиться различать эти два родственных вида ерша, полезно посмотреть фото рыбы ерш обыкновенный и сравнить его с носатым.

Можно услышать о том, что есть рыба морской ерш, но это неверно, так как все представители рода ершей являются исключительно пресноводными обитателями. Однако в морях есть множество донных рыб с острыми колючками, которых в простонародье часто называют ершами.

Эти виды относятся к другим семействам и родам, поэтому название такое биологически неверно. На вопрос, морская или речная рыба ерш, существует только один ответ: ерш не живет в соленой воде. Кого же тогда называют морским ершом?

Из обитателей соленых вод больше всего на ерша походит скорпена. Это лучеперая рыба, в шипах которой содержится сильный яд. Она достигает полуметра в длину и обитает в Тихом и Атлантическом океанах. Так как скорпена относится к другому отряду, далее пойдет речь только о пресноводной рыбе – речном ерше.

Описание и образ жизни ерша 

Описание рыбы ерш следует начать с мест его обитания. В водоеме ерш держится у дна, предпочитая места с глубокой и чистой водой. На поверхность поднимается редко. Наиболее активен в сумерках, так как именно в это время добывает пищу. Не любит места с быстрым течением, предпочитает тихие заводи с холодной и спокойной водой.

Ерш очень неприхотлив, поэтому обитает и в городских реках, где вода загрязнена отходами. Однако эта рыба не встречается в стоячих водоемах, так как она чувствительна к нехватке кислорода. В проточных прудах и озерах обитает практически повсеместно, держась у дна на глубине.

Ерш любит холодную воду. Как только летом она прогревается до +20, рыба начинает искать более холодное место или становится вялой. Именно поэтому ерш появляется на мелководье только осенью, когда становится лед, и весной: в другое время вода на мели слишком теплая. А зимой ершу комфортнее у дна на большой глубине.

Есть и еще одно объяснение повадки ерша держаться на глубине: он не выносит яркий свет и любит темноту. Именно поэтому ерши любят держаться под мостами, в омутах возле крутых берегов и среди коряг.

Добычу они находят без помощи зрения, так как особый орган – боковая линия – улавливает малейшие колебания воды и помогает рыбе найти движущуюся добычу. Поэтому ерш может успешно охотиться даже в полной темноте.

Питание рыбы ерш

Рыба ерш является хищником. В рацион входят мелкие рачки, личинки насекомых, а также икра и мальки, поэтому расплодившиеся ерши могут нанести ущерб популяциям других рыб.

Ерш относится к бентофагам – то есть хищникам, поедающим обитателей дна. Выбор пищи зависит от размера ерша. Только-только вылупившиеся мальки питаются в основном коловратками, молодь покрупнее – мелкими ветвистоусыми рачками, мотылем, циклопами и дафнией. Подросшие рыбы предпочитают червей, пиявок и мелких ракообразных, а крупные ерши охотятся на мальков и мелких рыбешек.

Ерш очень прожорлив, причем не перестает питаться даже зимой, когда большинство других видов рыб игнорируют пищу. Поэтому он растет круглый год. Несмотря на острые колючки на плавниках, молоди опасны более крупные хищные рыбы: судаки, налимы и сомы.

Но главными врагами ершей являются не рыбы, а водоплавающие птицы: цапли, бакланы и аисты. Таким образом, ершовые занимают промежуточное положение в пищевых цепях пресных водоемов.

Размножение и продолжительность жизни ерша

Нерестятся ерши ранней весной: в реках до начала половодья, в озерах и проточных прудах – с начала таяния льдов. В средней полосе России это время приходится на конец марта – середину апреля. Особое место рыбы не выбирают и могут метать икру в любой части водоема.

Нерест проходит в сумерках или ночью, при этом ерши собираются косяками, которые могут насчитывать до нескольких тысяч особей. Одна самка откладывает от 50 до 100 тысяч икринок, связанных друг с другом слизистой оболочкой.

Кладка прикрепляется к неровностям дна: камням, корягам или водорослям. Мальки выходят наружу только через две недели и сразу начинают усиленно питаться и расти.

Половозрелыми ерши становятся только на 2-3 год жизни, но способность к нересту зависит не только от возраста, но и от длины тела. Какая рыба ерш способна к размножению?

Считается, что для этого рыба должна вырасти до 10-12 см. Но даже при таком размере в первый нерест самка откладывает меньшее количество икринок – «всего» несколько тысяч.

Ерш не относится к долгожителям. Считается, что самки ерша достигают возраста 11 лет, самцы живут максимум до 7-8. Но подавляющее большинство рыб в естественной среде обитания погибает значительно раньше.

В природе примерно 93% популяции ершей приходится на рыб моложе 3 лет, то есть даже до половозрелого возраста доживают немногие.

Причина в том, что большинство мальков и молодых рыб уничтожаются хищниками или погибают от болезней, нехватки кислорода зимой или недостатка корма. Именно поэтому самки откладывают такие большие кладки: только одна из десятка тысяч икринок даст жизнь взрослой рыбе.

givotniymir.ru

ЕРШИ - это... Что такое ЕРШИ?

  • ерши — род рыб семейства окунёвых. Длина 10 30 см, масса 20 200 г. 4 вида, в пресных водах Северной и Центральной Европы и Северной Азии (от бассейна Балтийского моря до Колымы). Сорная рыба. * * * ЕРШИ ЕРШИ (Gymnocephalus), род рыб семейства окуневых;… …   Энциклопедический словарь

  • ерши —      Вид русской мелкой и чрезвычайно вкусной речной рыбы, традиционно используемой в русских национальных блюдах, в основном в ухе. Из за чрезвычайной костистости у ершей непосредственно для еды использовалась только спинка (в кляре, в… …   Кулинарный словарь

  • ЕРШИ — ЕРШИ, род рыб (семейство окуневые). Длина 10 30 см, масса 20 200 г. 4 вида, в пресных водах Северной и Центральной Европы, Северной Азии. Вредит рыбному хозяйству, поедая икру и молодь других рыб …   Современная энциклопедия

  • ЕРШИ — род рыб семейства окуневых. Длина 10 30 см, весят 20 200 г. 4 вида, в пресных водах Сев. и Центр. Европы и Сев. Азии (от бас. Балтийского м. до Колымы). Сорная рыба …   Большой Энциклопедический словарь

  • Ерши — ЕРШИ, род рыб (семейство окуневые). Длина 10 30 см, масса 20 200 г. 4 вида, в пресных водах Северной и Центральной Европы, Северной Азии. Вредит рыбному хозяйству, поедая икру и молодь других рыб.   …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Ерши — У этого термина существуют и другие значения, см. Ерши (значения). У этого термина существуют и другие значения, см. Ёрш (значения). ? Ерши …   Википедия

  • ЕРШИ —         Вид русской мелкой и чрезвычайно вкусной речной рыбы, традиционно используемой в русских национальных блюдах, в основном в ухе. Из за чрезвычайной костистости у ершей непосредственно для еды использовалась только спинка (в кляре, в… …   Большая энциклопедия кулинарного искусства

  • ерши — pūgžliai statusas T sritis zoologija | vardynas taksono rangas gentis atitikmenys: lot. Acerina; Gymnocephalus angl. popes; ruffes rus. ерши ryšiai: platesnis terminas – ešerinės siauresnis terminas – Dono ilgasnukis pūgžlys siauresnis terminas – …   Žuvų pavadinimų žodynas

  • Ерши — специальное название медвежьих окладчиков (см.), отваживающихся, во время медвежьих облав, подходить к залегшему зверю, обыкновенно с одними топорами, и выгонять его криком и ударами топора по деревьям на стрелковую линию. Ершить особенно… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • ерши́ть — шу, шишь; несов., перех. (сов. взъершить). разг. Поднимать вверх (шерсть, перья и т. п.); топорщить, ерошить …   Малый академический словарь

dic.academic.ru


Смотрите также