Новости
13

янв

Кошка Матроска из Владивостока не будет символом Владивостока

Многие наверняка помнят историю произошедшую за несколько дней до

подробнее

22

дек

Промысловая обстановка хорошая заявил Андрей Горничных в режиме видеоконференции

Начальник Управления организации рыболовства Федерального агентства

подробнее

22

сен

Жители села Амга Примоского края до сих не получили никакой помощи после стихии

Как сообщает сайт «Новости Владивостока», север Приморского края, в

подробнее

17

сен

Дальневосточная рыба абсолютно безопасна, заявляют ученые

Зараженные воды, которые могли принести морские течения от «Фукусимы»

подробнее

17

сен

"Пиранья" поможет рыбоохране Бурятии

В ходе нового сезона охоты за браконьерами в Бурятии изъяты и

подробнее

Щука и карась


Как живут щука и карась: тип взаимоотношений и образ жизни

Массовыми видами добычи для большинства водоемов России считаются щука и карась, но тип взаимоотношений этих рыб в процессе эволюции приобрел антагонистический характер. И тот факт, что один из этих видов стал пищей для другого, свидетельствует о наличии механизмов поддержания оптимальной численности как карасей, так и щук.

Особенности поведения и питания хищника

Щука является типичным хищником. Она питается преимущественно рыбой, хотя может съесть лягушку и даже птицу, упавшую воду. Тело этой рыбы свидетельствует о приспособленности к быстрому передвижению в толще воды и способности к стремительным броскам за жертвой.

Эту рыбу сравнивают с акулами. Она так же хорошо и быстро плавает и ест все, что может поймать. В этом плане в водоемах Евразии и Америки конкурентом щуки является сом. Однако он ведет преимущественно донный образ жизни. Так что эти два хищника являются конкурентами лишь отчасти.

Зубы у этой хищницы расположены так, чтобы можно было схватить добычу и быстро ее проглотить. Если жертва окажется сильной и попытается вырваться, то предотвратит любое движение в обратную сторону частокол зубов, расположенных в глубине рта.Пресноводные хищницы стараются хватать свою добычу с передней части. Это облегчает заглатывание и предотвращает сопротивление сильного противника.

Где обитает и чем кормится мирная рыба?

Карася относят к мирной, то есть не хищной рыбе, но такое представление о способе его питания не совсем верно. В рацион карасей входят:

  • растения;
  • мелкие беспозвоночные животные;
  • черви;
  • икра рыб и земноводных;
  • мальки рыб.

Так что караси относятся к категории всеядных рыб. Хищничество у них выражено только по отношению к мелким обитателям водоемов. Охотиться на взрослых рыб или земноводных карасям сложно даже при достижении максимальных для этого вида размеров.

Они предпочитают обитать в равнинных озерах и реках, в которых много органики. Держатся на мелководьях, заросших прибрежной растительностью, где удобно прятаться от хищников, нападающих как в воде, так и с воздуха.

Однако караси могут перемещаться и в те части водоема, где нет зарослей для укрытия и поиска пищи. Такие перемещения связаны с наличием хищников, которые так же часто охотятся в зарослях. В этом случае караси кормятся преимущественно на закате или рассвете, а днем держатся в открытой части водоема, где легче увидеть приближающегося хищника.

Охотится ли щука на карася?

Стиль пищевой активности щуки можно назвать типичной охотой. Причем способ этот скорее похож на кошачий, чем на волчий. Несмотря на то что щуки прекрасно плавают в толще воды, они предпочитают использовать технику засады и стремительного броска. Они могут долго прятаться в прибрежных зарослях. В этом плане карасей и щук можно отнести к категории сходных видов с типами одинаковых убежищ. Однако если для карасей заросли — это и стол, и дом, то для щук они выполняют функцию укрытия для броска на добычу.

Этот хищник предпочитает гоняться за добычей на коротких дистанциях. Если рыба-жертва оказалась проворной, то ее преследование быстро прекращается. В этом состоит отличие охотничьей стратегии щук от стратегии акул.

Такая стратегия связана с тем, что щуки специализируются на поедании преимущественно растительноядных мелких рыб. Однако они способны проглотить особь, имеющую размеры в половину от размеров собственного тела.

Как белая рыба спасается от щуки?

Стратегия выживания жертвы, являющейся основой рациона ловкого хищника с большой зубастой пастью, состоит в том, чтобы хорошо прятаться и вовремя скрываться. Несмотря на выигрышную стратегию засады, щуки все же предпочитают гоняться за своими жертвами в верхних слоях водоемов. Так что карасям можно укрыться в придонных отложениях.

Щуки преследуют других рыб по принципу бодающегося быка. Так что жертве удается уйти от нападений с помощью маневров, то есть быстрых перемещений вниз или в сторону. Кроме того, существует еще одно эволюционное приспособление. Тела карасей, окуней, лещей короткие, сплюснутые с боков, но с горбатой спиной возле головы. Проглотить рыбу такой формы сложно.

После того как рыбы с высокой спиной достигнут большого размера, они могут стать жертвой только хищников крупных размеров. Просто тело с такой формой спины не проходит в узкий рот хищника, несмотря на его острые зубы. Так что отношения между щукой и окунем, несмотря на то, что последний считается хищником, аналогичны взаимоотношениям между щукой и карасем.

В какие периоды опасность для карася больше всего?

У каждого организма есть 2 опасности — прямая и опосредованная. Первая возникает при гибели в процессе поедания. Вторая реализуется при создании неблагоприятных условий для жизни. Питаются карасями все хищники данного водоема. Мальков поедают:

  • рыбы;
  • насекомые (стрекозы и пр.);
  • амфибии;
  • птицы.

У взрослых особей естественных врагов меньше. К ним относятся преимущественно крупные рыбы-хищники — сомы, щуки, судаки, налимы, змееголовы. В питании этих видов караси являются существенным элементом взаимоотношений типа хищник-жертва.

Неблагоприятными для жизни карасей условиями являются изменение качества воды и снижение кормности угодий. Последний фактор связан не только с наличием растений и детритных отложений, но и с плотностью популяции.Бывает, после того как в водоем запущены щуки, карасей становится меньше, зато каждая особь крупнее. Такая зависимость объясняется просто. Во-первых, увеличилась кормность угодий растительноядных рыб. Во-вторых, маленьких рыбок легче поймать, и хищники при умеренном их количестве способствуют увеличению размеров особей тех видов, которыми питаются.

Основной результат эволюции карася — это его способность выживать в разных условиях. Эти рыбы могут выжить в сильные морозы, когда водоемы промерзают почти полностью. Они переживают и засуху, при которой реки и озера сильно мелеют. Все это возможно благодаря способности этих рыб к переживанию неблагоприятных условий в состоянии анабиоза в донных отложениях водоемов.

Риск для жизни карасей повышается в следующих ситуациях.

  1. При резком изменении уровня воды в водоеме. Во время умеренного половодья, когда вода затапливает низинные участки берега, условия для растительноядных рыб улучшаются. На мелководьях небольшим рыбкам проще прятаться от хищников. Во время засухи заросли растений обнажаются, а неповоротливые рыбки вынуждены находиться там, где нет спасения от зубов щуки и судака.
  2. Во время нереста. Это время представляет опасность для любого вида рыбы. Однако у карасей процесс икрометания длится недолго, что снижает вероятность массовой гибели взрослых особей от зубов хищников.
  3. Во время сезонных миграций из мелких промерзающих участков в более глубокие слои водоема. По мере промерзания рек и озер караси вынуждены перемещаться туда, где им сложнее укрываться.

Поскольку караси и щуки живут в сходных биотопах, их пищевые взаимоотношения носят постоянный характер. Это доказано экспериментально с помощью добавления в водоем без хищников воды из аквариума, в котором обитали щуки. Растительноядные рыбки тут же начинали прятаться. Так что эти взаимоотношения не только постоянные, но и настолько длительные, что они сказались на генетических признаках рыб.

ribaku.info

Игра для школьников Караси и щука

На одной стороне площадки находятся караси, на середине— щука. По сигналу караси перебегают на другую сторону. Щука ловит их. Пойманные караси (четыре-пять) берутся за руки и, встав поперек зала, образуют сеть (рис. а). Теперь караси должны перебегать на другую сторону площадки через сеть (под руками). Щука стоит за сетью и подстерегает их. Когда пойманных карасей будет восемь-девять, они образуют корзины— круги, через которые нужно пробегать (рис. б). Такая корзина может быть и одна, тогда ее изображают, взявшись за руки, 15—18 человек. Щука занимает место перед корзиной и ловит карасей.

Когда пойманных карасей станет больше, чем непойманных, играющие образуют верши — коридор из пойманных карасей, через который пробегают непойманные (рис. в). Щука, находящаяся у выхода из верши, ловит их. Победителем считается тот, кто остался последним. Ему поручают роль новой щуки.

Правила игры обязывают всех карасей при перебежке пройти сеть, корзину и верши. Задерживать их стоящие не имеют права. Игроки, образующие корзину, могут поймать щуку, если им удастся закинуть сплетенные руки за спину щуки и загнать ее в корзину или захлопнуть верши. В этом случае все караси отпускаются и выбирается новая щука.

Обновлено: 2019-07-09 23:38:30

  • Гайморитом называют воспаление слизистой оболочки верхнечелюстной, или гайморовой, полости. В большинстве случаев возникает гайморит в одной из полостей
  • Поставьте ноги врозь ( так, чтобы было удобно ) и начинайте раскачиваться, подобно медведю, из стороны в сторону
  • Психическое здоровье Личная гигиена Сон Рациональное питание Здоровый образ жизни далее Со временем вы обнаружите, что здоровый образ жизни становится
  • Лекарства в таблетках и капсулах лучше принимать стоя или сидя, но не лежа и обязательно запивать водой. После этого
  • Общеизвестно, что массаж активизирует защитные силы, организма, благоприятно действует на нервную систему, повышает настроение, работоспособность,
  • Глаз расположен в глазничной впадине черепа. От костей глазничной впадины к наружной поверхности шаровидного глазного яблока подходят мышцы, которые

medn.ru

Про карасей и щук - Охотники.ру

До карасевого прудика совсем рядом — минут пятнадцать велосипедного неспешного хода. Завсегдатай этого места Максим (он представился Максом) говорит, что якобы в пруду попадается карась до восьмисот граммов. На моих глазах местный рыбачок в начале лета вытянул рыбу на вид с полкило. Мне здесь больше ладони караси не попадались, но я в этих местах редкий гость.

В общем-то, водоем очень мелкий и, скорее всего, промерзающий до дна, хотя тот же Макс утверждает, что не так давно пруд был наполнен водой до самого верха обрывистых берегов. По всей видимости, прудик, не имея никакого притока, наполняется лишь дождевыми стоками и в весенний паводок.

Ловля в этом ближнем прудике для нас скорее ностальгическое отдохновение души в тихой аксаковской ловле карася, пусть и некрупного, но берущего довольно верно, классически кладя поплавок набок или убегая с крючком в торопливой поклевке и притапливая гусиное перо наискосок и вглубь. Но была у нас, в большей мере, еще и практическая заинтересованность. Давно известно, что карась самый выносливый живец, хотя и не всегда самый желанный для хищника. Чтобы выставить жерлицы или «погонять» кружки, не всегда удается наловить живцов в том же водоеме, где жирует на зорях хищник. Не всегда здесь же щука и окунь соблазняются «железками» и джигами. Особенно в межсезонье. Да и слишком квелые на тройнике или, особенно, «финском» крючке местные плотвицы-сорожки и окуньки. Их живучести хватает едва на час, редко больше.

Словом, едем мы с сыном Женькой за карасем-живцом. И что, наверное, непривычно слышать рыболову-поплавочнику, рыба нам нужна именно мелкая, лучше с палец… Дома уже приготовлены пластмассовый бак литров на пятьдесят и компрессор для аквариумных рыбок.

Приехали на пруд, едва зазолотились прибрежные травы на противоположном берегу. На тихой воде лежит дымка-кисея, в которой кружит легкая мошка. Жадно хватая ее и чиркая крыльями по поверхности пруда, низко летают стрижи. Видимо, после обеда ждать дождя (это не всегда сбывается), но пока небо чисто и озарено сонным солнцем. В деревне лают собаки, голосят петухи и уже где-то на окраине визгливо ругаются бабы с пастухом, прерываемые смутным с похмелья, видимо, басом, больше похожим на мычание обозленного быка…

КАРАСЬ И ЧЕСНОК

Закидываем с Женькой по две удочки с червяками и хлебом. До этого мы чудили с насадкой, зная, как бывает привередлив карась, и чего только не подсовывали под его ленивый нос. А карась, оказывается, здесь консервативен и прост совершенно по-деревенски. Придерживается классической насадки: катышек ржаного или пшеничного хлеба да кривляющийся на крючке червяк-навозник, вот и все, казалось бы, потребности деревенского карася-парии. Но демократизм местной рыбы в действительности простирался гораздо дальше. И здесь, наверное, свою роль сыграли пикники одичавших дачников и аборигенов, лица которых не всегда обезображены интеллектом, а вкусы и выбор напитков просты, как «грубая сермяжная правда». Раздавив полторашку самогона-пузодера на лоне природы, оные отправляли остатки закуски в тихую воду пруда, а поскольку выбор закуски был также невзыскателен, то и местный карась пристрастился к вещам, казалось бы, ему несвойственным…

Эту тайну нам также открыл уже упомянутый Макс. Оказывается, катыши хлеба он разминал пальцами, предварительно натертыми чесноком… И в банке с навозниками у него лежала свежая долька чеснока, и черви пахли почти гастрономически… Если вспомнить рыбацкие байки, где червей варили в супе, а опарышей использовали в качестве рожков, то здесь, думается, существовала опасность закусить червяками в сыром виде… Где-то я уже слышал про чеснок, как и про разные экзотические пахучие добавки, вплоть до керосина, что в нынешнее технократическое время не вызывает уже удивления.

Но вернемся к нашим карасям… Поплавки из ностальгически-классического гусиного пера застыли на зеркальной воде. Вот один из них закачался и задвигался к прибрежной травке, чуть приподнимаясь и притапливаясь. Подсечка! На леске затрепыхался серебряный живой слиток. Карасик не крупный, но и на живца не годится. Это очевидно. Первая поклевка была на хлеб. А затем на воду лег соседний поплавок-гусиное перо. Эта снасть наживлена червяком. И опять живая трепещущая тяжесть на крючке! Женька рядом тоже кого-то подсекает и тащит, ворча и чего-то приговаривая. Ему карасевые поклевки желанней вдвойне, поскольку давно не был на рыбалке.

Карасики клевали часто, и трудно было сказать определенно: чеснок тут приманивает рыбу или просто место прикормлено да погода ровная и теплая по-летнему?.. Но, кажется, что все же натертые чесноком руки действительно улучшают клев. Что касается главной цели, то проблема с живцами была так же остра: большая часть рыбешек годилась скорее на жареху. По приезду мы превратили карасиков во вкуснейшие и хрустящие карасевые «семечки», с пересолом годные и под пиво… Живцов же было не более полутора десятков, но и они принесли нам позднее несколько щучек, пойманных также недалеко от города.

Вскоре поверхность пруда заморщило довольно сильным южным ветром, который оказался для нас встречно-боковым и погнал наши поплавки в крупной ряби, не позволяя заметить поклевку. А тут еще гуси с гомоном скатились в воду и начали дефилировать туда-обратно, явно гадя нам с наслаждением и генной зловредностью, полученной еще от пакостливых гусей старушки Бабы-Яги. Ведь проплыть бы им в сторонке. Нет, лезут, красноносые, к самым поплавкам и норовят их отутюжить. А на наши: «Кыш-ш-ш! и пшли-и вон!» только косят зло-лукаво черными глазками… Гуси-лебеди, туды их в тридевятое царство!.. Тут и сказке конец, а кто слушал — настоящий рыбак!..

ЖАДНЫЕ ЩУКИ

Утром выходного дня я шел к реке. Еще почти ночью, подходя к месту, я услышал издали громкое чавканье. Похоже, какая-то крупная рыба слизывала с нижней стороны кувшинок пиявок или другую живность. Жировали, скорее всего, карпы, а может быть, и лещи. Травил «крупняк» душу рыболова, но попадался редко, ввиду того, что был рыбой городской, а потому заевшейся, ленивой и осторожной.

Но сейчас меня интересовал хищник, пусть и мелкий. В один выходной день далеко не поедешь. Расставил я восемь жерлиц-рогулек с рыскающими на крючках карасиками и принялся дразнить опарышем уже упомянутого изощренно-хитроумного «крупняка»… Как и следовало ожидать, тот или, видимо, дрых после ночного обжорства, или ехидно корчил рожи моему бравому опарышу на крючке. Изредка поклевывала сорожка с ладонь да теребила густера. А от уклеек я спасся тем, что опускал насадку на дно. Карасиков не заменял сорожками, зная, что покрутится такой живец судорожными кругами и вскоре всплывет кверху брюхом в теплой воде.

Но вот завертелась рогулька жерлицы. Леска то опадает, то натягивается, заставляя клониться ивовый шест. Подождав, когда хищник заглотает карасика понадежней, подплываю к жерлице и выпутываю из травы щучку с килограмм. С берега все это видит задремавший было поплавочник и, сразу проснувшись, чего-то кричит, машет одобрительно. Хваток больше не было, мелочь ловить надоело и я выбрался на берег. Перевернув лодку, подошел к рыболову, клюющему носом. Выяснилось, что все утро он только наблюдал, как полощется крупная рыба, и зацепил лишь одного подлещика граммов на четыреста.

Сидели мы, сидели, «травили», как водится, байки вперемешку с былью, как вдруг клюнуло!.. Можно сказать, рвануло!.. Поплавок, даже не качнувшись, сразу исчез под водой. Коллега только и успел почувствовать на леске тяжесть, и сразу же — теньк!.. Из воды вылетел лишь обрывок лески. «Обрезала…» — вздохнул, было, товарищ по увлечению, но, опомнившись, разразился громами и молниями по поводу… Чего только не услышала бедная река. Думаю, и у этой сбежавшей рыбины, ввиду отсутствия ушей, пресловутая боковая линия скрутилась в трубочку… Погоревав, рыбак привел снасть в порядок и снова уныло уставился на поплавки. А тут взяло уже у меня!.. Хватка была на ближнюю жерлицу, далеко плыть не пришлось. Возвратившись на берег со щукой, я принялся за хирургическую операцию по выемке крючка, так как запасных поводков не имел на этой ближней рыбалке. Тут и заметил торчащий из щучьей пасти обрывок лески. Достал свой двойник, а заодно выдернул из хищной челюсти и еще чей-то гнутый крюк с обрывком лески. Подозвал коллегу. Тот неохотно подошел, мрачный, как осенняя туча.

— Видишь?.. — спрашиваю. — Да, — отвечает рыбак и, как в столбняке, уходит к своей сидке. «Переживает, — подумалось. — А тут еще чужая удача…» Но рыболов быстро возвращается, неся в руках свою удочку и какую-то коробку. — Видишь? — теперь уже спрашивает он и открывает коробку. Там лежат крючки точь-в-точь, как этот, из щучьей пасти… А рыбак тычет пальцем в леску на удочке.

— «Силон», заметь…

В то время не было такого разнообразия лесок, и мы больше пользовались «Клинской», лучшей из того ассортимента, что был в магазинах, но не калиброванной, попросту — крученой и блесткой. И поэтому прозрачная и ровная импортная леска считалась редкостью. Перепутать было нельзя. Перекусив леску у «поплавочника», азартная щука тут же накинулась на моего карася, где и попалась с отрезком чешского «Силона» в пасти…

Вернув крючок рыболову, я, насколько помнится, предложил ему в конце рыбалки и щуку, так как поймал в это утро восемь рыбин, но тот гордо отказался. И я его понял…

Александр Токарев 2 сентября 2014 в 00:00

www.ohotniki.ru

Щука и Карась (Игра), Детские стихи, Надежда Павлович

Литературный сайт ЛИТЕРАТОР › Стихи ›

     Участники игры становятся в круг. В центре круга — карась, за кругом в течение всей игры прячется щука. Круг, двигаясь, хором говорит свою первую строфу. Карась делает вид, что спит. Круг говорит вторую строфу. Карась начинает умываться. При словах третьей строфы: «Ой, карась, ты мойся», в круг входит упоминаемая рыба и наступает на карася. Карась, отвечая, наступает на нее, и она жестами и мимикой старается иллюстрировать ответ карася. Наконец, при строфе: «Ой, карась, ты мойся, ничего не бойся», щука прорывает круг и со словами: «Щука ходит низко»… бросается на карася. Тот должен успеть добежать до заранее условленного места (дом).     Если успеет, он и в следующую игру остается карасем, если нет — выбирают другого. Также и щука, догонявшая карася, сохраняет свою роль, — не догнавшая сменяется.

КРУГ: Окунь, щука, ерш и сом и плотичка невеличка, и налим, и вьюн с лещом

замутили раз водичку.

Разбудили карася. Он, карась, ленивый, он, карась, красивый,

умывается.

КРУГ: Ой, карась, не мойся, ой, карась, ты бойся —

окунь идет.

КАРАСЬ: Не боюсь я окуня, не боюсь костистого — окунь со мною

в дружбе живет.

КРУГ: Ой, карась, не мойся, ой, карась, ты бойся —

ерш идет.

КАРАСЬ: Не боюсь ерша я, не боюсь колючего — ершик со мною

в бой не пойдет.

КРУГ: Ой, карась, не мойся, ой, карась, ты бойся —

лещ идет.

КАРАСЬ: Не боюсь леща я, не боюсь я старого — лещ под корягой

спит круглый год.

КРУГ: Ой, карась, не мойся, ой, карась, ты бойся —

плотичка идет.

КАРАСЬ: Не боюсь плотички, не боюсь сестрички — плотичка наживкой

с удочки берет.

КРУГ: Ой, карась, не мойся, ой, карась, ты бойся —

вьюн идет.

КАРАСЬ: Не боюсь вьюна я, не боюсь я быстрого — вьюн-то спозаранку

хоровод ведет.

КРУГ: Ой, карась, не мойся, ой, карась, ты бойся —

сом идет.

КАРАСЬ: Не боюсь я сомика, не боюсь усатого — сом усом

меня не кольнет.

КРУГ: Ой, карась, не мойся, ой, карась, ты бойся —

сам налим идет.

КАРАСЬ: Не боюсь налима я, не боюсь я скользкого — он своей дорогою

мимо проскользнет.

КРУГ: Ой, карась, ты мойся, ничего не бойся — все мы, рыбы,

далеко ушли.

ЩУКА: Щука ходит низко, щука ходит близко,

карась! Не дремли!

Надежда Павлович. Щука и Карась. Игра. Для детей младшего возраста. Рисунки А. Рогинской. М.: Государственное издательство. 1-я Образцовая типография, 1929

Добавлено: 16-03-2019

literator.info

Про карасей и щук

Фото автора

До карасевого прудика совсем рядом — минут пятнадцать велосипедного неспешного хода. Завсегдатай этого места Максим (он представился Максом) говорит, что якобы в пруду попадается карась до восьмисот граммов. На моих глазах местный рыбачок в начале лета вытянул рыбу на вид с полкило. Мне здесь больше ладони караси не попадались, но я в этих местах редкий гость.

В общем-то, водоем очень мелкий и, скорее всего, промерзающий до дна, хотя тот же Макс утверждает, что не так давно пруд был наполнен водой до самого верха обрывистых берегов. По всей видимости, прудик, не имея никакого притока, наполняется лишь дождевыми стоками и в весенний паводок.

Ловля в этом ближнем прудике для нас скорее ностальгическое отдохновение души в тихой аксаковской ловле карася, пусть и некрупного, но берущего довольно верно, классически кладя поплавок набок или убегая с крючком в торопливой поклевке и притапливая гусиное перо наискосок и вглубь. Но была у нас, в большей мере, еще и практическая заинтересованность. Давно известно, что карась самый выносливый живец, хотя и не всегда самый желанный для хищника. Чтобы выставить жерлицы или «погонять» кружки, не всегда удается наловить живцов в том же водоеме, где жирует на зорях хищник. Не всегда здесь же щука и окунь соблазняются «железками» и джигами. Особенно в межсезонье. Да и слишком квелые на тройнике или, особенно, «финском» крючке местные плотвицы-сорожки и окуньки. Их живучести хватает едва на час, редко больше.

Словом, едем мы с сыном Женькой за карасем-живцом. И что, наверное, непривычно слышать рыболову-поплавочнику, рыба нам нужна именно мелкая, лучше с палец… Дома уже приготовлены пластмассовый бак литров на пятьдесят и компрессор для аквариумных рыбок.

Приехали на пруд, едва зазолотились прибрежные травы на противоположном берегу. На тихой воде лежит дымка-кисея, в которой кружит легкая мошка. Жадно хватая ее и чиркая крыльями по поверхности пруда, низко летают стрижи. Видимо, после обеда ждать дождя (это не всегда сбывается), но пока небо чисто и озарено сонным солнцем. В деревне лают собаки, голосят петухи и уже где-то на окраине визгливо ругаются бабы с пастухом, прерываемые смутным с похмелья, видимо, басом, больше похожим на мычание обозленного быка…

КАРАСЬ И ЧЕСНОК

Закидываем с Женькой по две удочки с червяками и хлебом. До этого мы чудили с насадкой, зная, как бывает привередлив карась, и чего только не подсовывали под его ленивый нос. А карась, оказывается, здесь консервативен и прост совершенно по-деревенски. Придерживается классической насадки: катышек ржаного или пшеничного хлеба да кривляющийся на крючке червяк-навозник, вот и все, казалось бы, потребности деревенского карася-парии. Но демократизм местной рыбы в действительности простирался гораздо дальше. И здесь, наверное, свою роль сыграли пикники одичавших дачников и аборигенов, лица которых не всегда обезображены интеллектом, а вкусы и выбор напитков просты, как «грубая сермяжная правда». Раздавив полторашку самогона-пузодера на лоне природы, оные отправляли остатки закуски в тихую воду пруда, а поскольку выбор закуски был также невзыскателен, то и местный карась пристрастился к вещам, казалось бы, ему несвойственным…

Эту тайну нам также открыл уже упомянутый Макс. Оказывается, катыши хлеба он разминал пальцами, предварительно натертыми чесноком… И в банке с навозниками у него лежала свежая долька чеснока, и черви пахли почти гастрономически… Если вспомнить рыбацкие байки, где червей варили в супе, а опарышей использовали в качестве рожков, то здесь, думается, существовала опасность закусить червяками в сыром виде… Где-то я уже слышал про чеснок, как и про разные экзотические пахучие добавки, вплоть до керосина, что в нынешнее технократическое время не вызывает уже удивления.

Но вернемся к нашим карасям… Поплавки из ностальгически-классического гусиного пера застыли на зеркальной воде. Вот один из них закачался и задвигался к прибрежной травке, чуть приподнимаясь и притапливаясь. Подсечка! На леске затрепыхался серебряный живой слиток. Карасик не крупный, но и на живца не годится. Это очевидно. Первая поклевка была на хлеб. А затем на воду лег соседний поплавок-гусиное перо. Эта снасть наживлена червяком. И опять живая трепещущая тяжесть на крючке! Женька рядом тоже кого-то подсекает и тащит, ворча и чего-то приговаривая. Ему карасевые поклевки желанней вдвойне, поскольку давно не был на рыбалке.

Карасики клевали часто, и трудно было сказать определенно: чеснок тут приманивает рыбу или просто место прикормлено да погода ровная и теплая по-летнему?.. Но, кажется, что все же натертые чесноком руки действительно улучшают клев. Что касается главной цели, то проблема с живцами была так же остра: большая часть рыбешек годилась скорее на жареху. По приезду мы превратили карасиков во вкуснейшие и хрустящие карасевые «семечки», с пересолом годные и под пиво… Живцов же было не более полутора десятков, но и они принесли нам позднее несколько щучек, пойманных также недалеко от города.

Вскоре поверхность пруда заморщило довольно сильным южным ветром, который оказался для нас встречно-боковым и погнал наши поплавки в крупной ряби, не позволяя заметить поклевку. А тут еще гуси с гомоном скатились в воду и начали дефилировать туда-обратно, явно гадя нам с наслаждением и генной зловредностью, полученной еще от пакостливых гусей старушки Бабы-Яги. Ведь проплыть бы им в сторонке. Нет, лезут, красноносые, к самым поплавкам и норовят их отутюжить. А на наши: «Кыш-ш-ш! и пшли-и вон!» только косят зло-лукаво черными глазками… Гуси-лебеди, туды их в тридевятое царство!.. Тут и сказке конец, а кто слушал — настоящий рыбак!..

ЖАДНЫЕ ЩУКИ

Утром выходного дня я шел к реке. Еще почти ночью, подходя к месту, я услышал издали громкое чавканье. Похоже, какая-то крупная рыба слизывала с нижней стороны кувшинок пиявок или другую живность. Жировали, скорее всего, карпы, а может быть, и лещи. Травил «крупняк» душу рыболова, но попадался редко, ввиду того, что был рыбой городской, а потому заевшейся, ленивой и осторожной.

Но сейчас меня интересовал хищник, пусть и мелкий. В один выходной день далеко не поедешь. Расставил я восемь жерлиц-рогулек с рыскающими на крючках карасиками и принялся дразнить опарышем уже упомянутого изощренно-хитроумного «крупняка»… Как и следовало ожидать, тот или, видимо, дрых после ночного обжорства, или ехидно корчил рожи моему бравому опарышу на крючке. Изредка поклевывала сорожка с ладонь да теребила густера. А от уклеек я спасся тем, что опускал насадку на дно. Карасиков не заменял сорожками, зная, что покрутится такой живец судорожными кругами и вскоре всплывет кверху брюхом в теплой воде.

Но вот завертелась рогулька жерлицы. Леска то опадает, то натягивается, заставляя клониться ивовый шест. Подождав, когда хищник заглотает карасика понадежней, подплываю к жерлице и выпутываю из травы щучку с килограмм. С берега все это видит задремавший было поплавочник и, сразу проснувшись, чего-то кричит, машет одобрительно. Хваток больше не было, мелочь ловить надоело и я выбрался на берег. Перевернув лодку, подошел к рыболову, клюющему носом. Выяснилось, что все утро он только наблюдал, как полощется крупная рыба, и зацепил лишь одного подлещика граммов на четыреста.

Сидели мы, сидели, «травили», как водится, байки вперемешку с былью, как вдруг клюнуло!.. Можно сказать, рвануло!.. Поплавок, даже не качнувшись, сразу исчез под водой. Коллега только и успел почувствовать на леске тяжесть, и сразу же — теньк!.. Из воды вылетел лишь обрывок лески. «Обрезала…» — вздохнул, было, товарищ по увлечению, но, опомнившись, разразился громами и молниями по поводу… Чего только не услышала бедная река. Думаю, и у этой сбежавшей рыбины, ввиду отсутствия ушей, пресловутая боковая линия скрутилась в трубочку… Погоревав, рыбак привел снасть в порядок и снова уныло уставился на поплавки. А тут взяло уже у меня!.. Хватка была на ближнюю жерлицу, далеко плыть не пришлось. Возвратившись на берег со щукой, я принялся за хирургическую операцию по выемке крючка, так как запасных поводков не имел на этой ближней рыбалке. Тут и заметил торчащий из щучьей пасти обрывок лески. Достал свой двойник, а заодно выдернул из хищной челюсти и еще чей-то гнутый крюк с обрывком лески. Подозвал коллегу. Тот неохотно подошел, мрачный, как осенняя туча.

— Видишь?.. — спрашиваю. — Да, — отвечает рыбак и, как в столбняке, уходит к своей сидке. «Переживает, — подумалось. — А тут еще чужая удача…» Но рыболов быстро возвращается, неся в руках свою удочку и какую-то коробку.

— Видишь? — теперь уже спрашивает он и открывает коробку. Там лежат крючки точь-в-точь, как этот, из щучьей пасти… А рыбак тычет пальцем в леску на удочке.

— «Силон», заметь…

В то время не было такого разнообразия лесок, и мы больше пользовались «Клинской», лучшей из того ассортимента, что был в магазинах, но не калиброванной, попросту — крученой и блесткой. И поэтому прозрачная и ровная импортная леска считалась редкостью. Перепутать было нельзя. Перекусив леску у «поплавочника», азартная щука тут же накинулась на моего карася, где и попалась с отрезком чешского «Силона» в пасти…

Вернув крючок рыболову, я, насколько помнится, предложил ему в конце рыбалки и щуку, так как поймал в это утро восемь рыбин, но тот гордо отказался. И я его понял…

Александр Токарев

menstois.ru

Щука и карась

На днях Верховный суд Израиля признал, что практика, когда премьер-министр одновременно руководит каким-нибудь министерством, а то и сразу несколькими, является, как мягко выразились чиновники, занимавшиеся расмотрением апелляции партии «Еш Атид», противоречащей закону о правительстве.

Экая, право, новость, скажет человек, следящий за израильской политической кухней и умеющий по доносящимся оттуда эманациям узнавать, что нынче на второе и на каком рынке куплены продукты. И в самом деле, об этом знали все и давно. Каждый, как известно, желает знать, где сидит фазан. Или щука. Повара, те, кто на кухне – для использования названных выше ингредиентов для создания очередного кулинарного шедевра. Те, что не входят в число, как говорится,  криэйторов, не теряют надежды ими стать. Ну, а уж все остальные осведомлены постольку, поскольку являются родственниками или знакомыми входящих в указанные категории.

Помнится, Довлатов называл Таллин городом небольшим, интимным, где все друг друга знают. Вот и Израиль таков же, несмотря на то, что это не город, а целое государство.

Если уж мы упомянули щуку, то надо бы указать, что она служит не только целям удовлетворения человеческих потребностей, но и для того, чтобы карась не дремал. Когда в Кнессете прошлого созыва свежесрубленная партия «Еш Атид» взяла неправдоподобно большое количество мандатов, многие растерялись. Политтехнологи, политрабочие, толкователи, горлопаны и агитаторы, да даже и те, кого называют простыми людьми, – все они не могли понять, чем взял Яир Лапид. Это и сейчас не очень понятно. Зато стало ясно, что в нынешнем составе парламента Лапид будет играть роль той самой рыбины, которая мешает другим почивать на лаврах. Или на том, на чем придется.

Яаков Лицман

Ну и ладно. А то, как уже упоминалось, все всё знают, всё понимают, но либо думают, что самим что-то перепадет, либо дядя, тетя, дедушка, начальник или командир станет большим человеком и, как писали классики по другому, правда, случаю, никто не уйдет обиженным.

Короче. Апелляция, поданная партией «Еш Атид», была направлена против назначения Яакова Лицмана на пост заместителя министра здравоохранения. Кто-то может подумать: какой ужас, целая политическая партия препятствует назначению всего лишь заместителя министра здравоохранения. Не надо делать поспешных выводов. Все не так просто.

Речь идет о чем-то более существенном, нежели о назначении второразрядного чиновника. Речь идет о том, что определенные группы людей, живущих в государстве Израиль, находят и успешно используют способы существовать за счет этого государства, не прилагая при этом ни малейшего усилия для его поддержания.

Лицман вошел в Кнессет от списка «Объединенного иудаизма Торы» («Яадут а-Тора»). Это блок двух ультраортодоксальных партий, Агудат Исраэль и Дегель а-Тора. Он ставит перед собой цель сохранить статус-кво в отношении вопросов религии и государства, решать в духе Торы и заповедей любой вопрос. Его членами являются ашкеназские ортодоксы, поддерживающие интересы блока в экономическом и законодательном планах. Отдельная, но не менее важная цель – предотвращение, как утверждается, дискриминации религиозных евреев в Израиле. Высшим, если так можно выразиться, органом «Яадут а-Тора» является Совет мудрецов Торы.

Ну, и что здесь такого, скажет читатель. Все ясно. Есть некий социум. Есть его интересы. Есть способы, коими эти интересы можно лоббировать. Все знают, что контроль над министерством дает партии определенные возможности. И что?

Да вот что, извольте видеть.

Как очень мягко отмечают СМИ, «Яадут а-Тора» не считается сионистским движением и не признает формально еврейское государство, поэтому представители партии не занимают министерские посты официально».

Вот NEWSru.co.il, например, не закавычивает слова Лапида, а пишет, что «глава партии «Еш Атид» подчеркнул, что министерством здравоохранения не может руководить человек, который не готов принести присягу на верность государству Израиль и у которого не будет всех полномочий руководить работой министерства».

А этому человеку и не нужны «все полномочия». Он родился в Польше, вырос в США, учился в Израиле. Вездесущая «Википедия» сообщает нам, что в 1999 году Яаков Арье Альтер, цадик из герской (или гурской) хасидской династии, один из самых богатых людей Израиля, просил его отказаться от американского гражданства и присоединиться к партии «Агудат Исраэль» (которая входит в блок «Яадут а-Тора») для участия в выборах, то есть, как принято ныне говорить в России, стать «паровозом». Вот с тех пор, пишет все та же «Википедия», «он служит в качестве лидера фракции «Агудат Исраэль» в кнессете». «Кнессет» с малой муквы – это в оригинале. Хорошо еще, что не в кавычках, как у арабов.

Ну, еще раз – пусть! Пусть этот человек лоббирует интересы своей «династии», своего «двора», хотя сам он и из Бруклина. Пусть. Но вот в чем дело – это еще не все. Дело вовсе не в одном этом человеке, каким бы праведником он ни был. Число тех, кто причисляет себя к категории «харедим», то есть «трепещущим» на иврите, никак не больше числа тех, кто к таковым не относится. Тем не менее, вот вам информация о влиянии убеждений первых на жизнь последних.

Едят все люди. Кто одно, кто другое. Пусть кому-то хватает акрид или других услад для тех, кто ищет истину. Но большинство, шельмы, наловчились есть мясо. Пусть и кошерное.

В начале недели СМИ Израиля распространили очередное предсказание про то, что скоро цены на мороженую говядину вырастут на 15-20 процентов. The Marker пишет, что вот уже два месяца, как заводы в Аргентине, Уругвае и Парагвае, поставляющие мясо в Израиль, не проводят кошерный забой скота.

Что, латиноамериканцы начали расстреливать свой скот из автоматов? Нет, они просто почему-то не выбирают команды проверяющих кашрут с помощью жребия, как того требуют изрпаильские раввины. А также (вот ведь какие!) не хотят увеличить количество проверяющих на своих заводах.

Конечно, любой читатель, который захочет это сделать, может обвинить меня в … В чем? Да в чем угодно. Зайдите на интернет-форумы, и вы увидите, как называют тех, кто не высказал должного почтения к представителям религиозных кругов.

Но помилуйте, что вы, да, вот вы, уважаемый читатель, можете сказать о человеке, исполняющем сейчас обязанности заместителя министра здравоохранения, который в интервью газете The Marker еще три года назад заявил, что работы на всех в любом случае не хватит, к тому же «нигде не написано, что мужчина должен работать, — достаточно, если работает женщина»?

Лицман добавил, что лично он, как и другие депутаты-ультраортодоксы, не учил в школе общеобразовательных предметов — «и что с того?».

Он довольно популярен в народе, так как хорошо работает на общее благо. В частности, неожиданно является в больницы с проверками, иногда глубокой ночью: «Это показывает, что мне не все равно».

О назначении бывшего финансового чиновника гендиректором минздрава Лицман сказал, что нет закона или правила, запрещающего назначать на эту должность человека, который не является врачом: он «знает нашу систему здравоохранения лучше любого врача и лучше тех, кто руководит врачами».

Это о профессионализме тех, кто работает. Но социологи и экономисты уже бьют, как говорится, тревогу по поводу того, что ультрарелигиозные граждане Израиля не включены в трудовую деятельность. Левые берут это на вооружение, ставя на одну доску сообщества ультраортодоксов и израильских арабов, страдающих, как они заявляют, от дискриминации на рынке труда. Однако, как известно, арабы в большинстве своем заняты на, так сказать, сером рынке, а вот за счет чего, кроме мизерных официальных пособий, живут немолодые мужчины, имеющие по несколько детей, занятые изучением Торы, никто не знает. Или не говорит.

Ни одно государство не может выжить в условиях, когда немалая часть населения не признает его, или, в лучшем случае, рассматривает как наименьшее из всех возможных зол, ни одно, говорю я, государство этого не выдержит. Не выстоит. Но Израиль стоит. И все выдерживает. Пока.

Но уже и в правящем классе страны видят, что не все хорошо у нас. Хотелось бы, чтобы щука тревожила карася до тех пор, пока всем не станет ясно, кто мутит воду. Кто под видом религии, которая, хотим мы этого или не хотим, все же содержит, может быть, последний аргумент в споре добра и зла в пользу первого, защищает самую обыкновенную дедовщину, явление, знакомое многим русскоязычнвм репатриантам.

Сергей ВОСКОВСКИЙ

Tags: ДовлатовКнессет. ИзраильСергей ВосковскийТаллин

kstati.net


Смотрите также